Мир на пороге переустройства

Беседа президента Академии геополитических проблем, генерал-полковника Л.Г. ИВАШОВА с главным редактором «Советской России» В.В. ЧИКИНЫМ

htujjypodhynqceuninngwpvewgqxhjfadpkbeyemwrcywxmek

В.Ч. Леонид Григорьевич, рад новой встрече с вами, да и читатели газеты заждались. А событий накручивается много, международная обстановка нагнетается, ситуация вокруг России, похоже, усложняется. И не только в связи с войной в Сирии. Не могли бы вы кратко охарактеризовать международную обстановку.

Л.И. Спасибо, Валентин Васильевич, за приглашение в редакцию любимой мною «Советской России». Ситуация вокруг и внутри самой России действительно усложняется. И причина не только в действиях российской дипломатии и внешней политики. Мир сегодня стоит на пороге переустройства от однополярного миропорядка к многополярному. США уступают гегемонистские позиции китайскому лидерству в экономике, китайский золотой юань теснит пустой американский доллар, Россия активизировала внешнюю политику и теснит американцев в международном политическом пространстве, инициирует наднациональные и надцивилизационные структуры миропорядка, Европа и Латинская Америка полнятся антиамериканскими настроениями. Даже Британия начинает смотреть на США свысока. По сути выход Великобритании из ЕС – это одновременно и отказ представлять американские интересы в Европе.
На, казалось бы, локальном сирийском фронте ведется борьба между старым и новым миропорядком, между американской однополярностью и полицивилизационной многополярностью. И эта схватка двух геополитических проектов прослеживается и в американском обществе, что отчетливо проявилось в ходе выборной президентской кампании. США уверенно доминируют над всеми странами в военной сфере, плюс им пока подконтрольно НАТО, по всему миру разбросаны военные базы, выпестованы глобальные террористические организации. И это военно-силовое превосходство силы, стоящие за Х. Клинтон, использовались для сохранения американского гегемонизма. Но эра незападных цивилизаций наступит непременно, поскольку этот процесс закономерен.

В.Ч. Но история показывает, что мировой порядок кардинально менялся в результате мировых войн. Не ожидает ли нас новая мировая? В Соединенных Штатах об этом уже заявляют высокопоставленные военные и политические деятели, НАТО усиливает военную активность у российских границ, наращивает группировки войск, американцы усиливают свое военное присутствие в Европе, сжимают Россию петлей «анаконды». 

Л.И. Безусловно, исключать большую войну нельзя. Тем более что американский капитал в результате двух мировых войн не только баснословно обогатился, но и занял лидирующие позиции в мировой экономике и в политике.

В.Ч. Извините, Леонид Григорьевич, что перебиваю, но в результате Второй мировой США окончательно вышли из Депрессии, а сегодня у них в экономике опять кризисное состояние.

Л.И. Вы правы, Валентин Васильевич, и такие мысли, видимо, посещают головы финансовых воротил и хозяев военно-промышленного комплекса США. Что и отражалось в ходе президентской гонки. Но хочу подчеркнуть три момента. Первый: в обеих мировых войнах США вступали в фазу активных военных действий, когда война уже полыхала, и они «одерживали» победу за счет серьезного ослабления потенциалов воюющих сторон. Сегодня они пытаются столкнуть Европу и Россию в вооруженном конфликте через Украину, хотели было втянуть в конфликт с Турцией, обострить ситуацию на границах со странами НАТО. Но пока безрезультатно. Никто воевать с Россией желанием не горит. А сами Штаты воюют только со слабыми. Вывод ясен: нужно быть сильными прежде всего в военном отношении, чтобы избежать большой войны.
Второй момент (отвечу и на ваш предыдущий вопрос): последний раз миропорядок кардинально изменился в пользу США и Запада без военных действий. Крушение СССР произошло в результате умелого применения операций «мягкой силы», и подобный соблазн улавливался и в нынешней президентской гонке. Да и Европу, Японию, Латинскую Америку и другие континенты и страны США удерживали в своей «узде» мирными средствами или ограниченным применением военной силы.
Третий момент. Сегодня перед Вашингтоном целая цепь неопределенностей, не позволяющая принять решение о начале мировой войны. Скажем так: будут ли европейские страны и другие союзники США воевать за американские интересы; на чьей стороне в большой войне окажутся Китай, Индия, Иран, та же Латинская Америка; как поведут себя афроамериканцы и «латинос» в самих Штатах. Не вызовет ли прямая военная агрессия США с сильным противником, с большими жертвами гражданскую войну в самих Штатах. Внутренняя ситуация в американском обществе отнюдь не безоблачная, даже среди белого населения, что и продемонстрировали президентские выборы. Ну а главное сомнение ястребов войны – будет ли атакована территория США, тем более ядерным оружием. Так что к прямой войне, даже с одной Россией, США не готовы политически.

В.Ч. В одной из наших бесед вы говорили о «быстром глобальном ударе США» как о главной военной угрозе для России. Что изменилось сегодня?

Л.И. Мы с вами говорили о подобном сценарии, но я подчеркивал, что для его применения Штатам нужно развязать войну с Россией на театре военных действий, удаленном от их территории и сплотить для войны своих сателлитов-союзников. Но этого, слава Богу, не случилось. К тому же российское Министерство обороны и Генеральный штаб в Сирии продемонстрировали возможности нанесения ударов крылатыми ракетами за тысячи километров, а значит и по американским банкам и объектам ВПК как главным заказчикам войны. Но в Америке не отказались от использования военной силы как главного средства сохранения американской глобальной гегемонии. И сегодня в США ведутся лихорадочные поиски новых видов оружия, способного нейтрализовать военный потенциал противника, России и Китая прежде всего. Это и кибероружие, и беспилотники.
О кибероружии мы с вами тоже говорили в предыдущих беседах. И опасность киберугроз не исчезает, а даже усиливается, о чем свидетельствует истерия в США по поводу «вмешательства» России в подсчет голосов на президентских выборах, и готовящихся контрударах по российским объектам.
Что касается дронов как оружия, то в США принята программа их массового производства и применения, причем в качестве оружия для решения стратегических задач. Таких как нейтрализация российских средств ПВО, включая комплексы С-400, подавление систем управления, снижение эффективности подвижных ракетных комплексов, корабельных систем вооружения, боевой и транспортной авиации, поражение личного состава непосредственно на поле боя и т.д.
Массовое применение дронов различного назначения и разных весо-габаритных типов может изменить конфигурацию и содержание боевых действий. Отрабатывается тактика применения как одиночно-групповых беспилотников разведывательно-диверсионного или ударного назначения, так и действия в стае, до нескольких тысяч экземпляров (тактика роя). И не только в воздушной сфере, но и под водой. Отрабатываются в США методы засад, когда (в мирное время) заблаговременно на территории противника сосредотачиваются сотни таких боевых средств и «дремлют» до получения команды, после чего атакуют запрограммированные объекты. Кстати, у нас уже действуют тысячи иностранных беспилотников в гражданской сфере, но контроля за ними нет, и приобрести их свободно может любой гражданин, совершенно не зная, какие программы в них заложены. Это разновидность т.н. гибридных войн.

В.Ч. Так ли уж опасны нам американские дроны? Насколько известно, Минобороны РФ закупает отечественные беспилотники для войск. Да и средства ПВО у нас, пожалуй, лучшие в мире.

Л.И. Действительно, после сердюковщины, когда закупленные за рубежом (в частности, израильские) дроны летали по своей программе и не выполняли команды наших операторов, сейчас Минобороны насыщает войска беспилотниками отечественного производства. Но защиты от тысяч малогабаритных атакующих объектов сегодня не существует. Да, российские средства ПВО лучшие в мире. Но стоимость ракеты того же С-400, наверное, несколько десятков миллионов рублей, а двух-, трехкилограммовый дрон стоит несколько сот долларов. А если их включают в работу сотнями – ракет, как говорится, не напасешься. Не будем втягиваться в детали, но проблема есть. Даже в том, что американцы отдают этому направлению приоритет. Главное, чтобы мы не оказались безоружными, когда это оружие станет фактом.

В.Ч. Леонид Григорьевич, давайте вернемся на Ближний Восток, к ситуации в Сирии. Вы утверждаете, что на сирийском фронте решается вопрос: каким быть миру будущего. Но не увязла ли наша страна там надолго, как в Афганистане? Не подорвет ли сирийский фронт нашу и без того довольно слабую экономику? Ведь российские либералы твердили и продолжают твердить, что Афганистан стал причиной развала СССР.

Л.И. Любая излишне затянувшаяся военная кампания пагубно влияет на экономику, все другие жизненно важные сферы государства, на состояние общества. Наоборот, быстрая решительная победа консолидирует общество, укрепляет доверие к власти и не влияет негативно на экономическую стратегию. Это аксиома. То, что мы вошли в Сирию своими ВКС, считал и считаю правильным и своевременным. Мы спасли сирийское государство и бросили вызов американской стратегии серийного уничтожения государств, стремящихся к самостоятельности во внешней и внутренней политике.
Но возникает ряд вопросов – чего мы хотели достичь – военной победы или примирения с США и Западом в целом?
Изменения соотношения сил на Ближнем Востоке или благоприятных условий для сырьевого бизнеса РФ? Демонстрации возросших военных возможностей для сдерживания удара по России или снятия санкций? Создания условий для формирования антиамериканской коалиции в регионе или восстановления бизнес-отношений с Турцией, другими проамериканскими странами?
Вот эта размытость целей и задач стала одной из причин затягивания конфликта и неопределенности ситуации.
Неожиданные, хорошо подготовленные, решительные действия российских вооруженных сил быстро переломили ход военных событий на сирийском фронте. Да и во всем регионе. Но затем вмешалась дипломатия, и политика, боевые действия стали приостанавливаться. Вместо решительного наступления и полного разгрома противника стрелки перевели (видимо, по просьбе западных партнеров) на поиск политического урегулирования, попыток разделения террористов на умеренных и не очень, взаимодействия с американцами и т.д.
Бывший министр иностранных дел РФ Игорь Иванов до сих пор обижается на меня, что при совершении приштинского броска наших десантников я якобы оставил его в дураках, не известив об операции. Я ему втолковывал, что пока идут разговоры и консультации, мы информируем друг друга. Но когда принято решение о военных действиях, дипломаты отдыхают, а работают военные профессионалы. Иначе наши оппоненты знали бы отдаваемые приказы раньше подчиненных командиров, а дипломатические советы и рекомендации затянули бы или сорвали операцию вообще.
Мне кажется, что надежды на примирение с американцами доминировали, в военное планирование вторгались политические приоритеты, в результате боевые действия приостанавливались, террористы в критических для них ситуациях пополняли свои ряды и материальные запасы, турки, саудиты и американцы восстанавливали их боеспособность, правительственные сирийские войска не понимали подобных вмешательств в их действия. Так, кстати было, когда армия Б. Асада была готова взять Алеппо, но ее наступление было остановлено по просьбе американцев. При этом решение о гуманитарной паузе не согласовывалось с Тегераном и Дамаском. И это случалось неоднократно… Для наших военных американцы, турки – боевики, противники; для дипломатов и политиков – партнеры, а террористы – умеренные и не умеренные. Так воевать нельзя…

В.Ч. Но все же перелом в ходе боевых действий обозначился, террористы почти не предпринимают наступательных действий. Но когда ждать окончательного разгрома так называемого халифата и освобождения сирийской территории, или взятия хотя бы Алеппо? 

Л.И. На мой взгляд, следовало бы, опираясь на военные успехи наших ВКС и сирийской армии, повести решительное политико-дипломатическое наступление, формируя широкую антитеррористическую коалицию. Перелом на сирийском фронте вызвал очередь лидеров арабских стран, включая американских сателлитов, для встречи с Путиным. Даже Эрдоган заметался. Но вялость наших действий, какая-то стеснительность и экономические приоритеты не позволили развить военный успех в политическую победу. Теперь инициатива упущена, сирийская армия понесла серьезные потери, в том числе из-за «ошибок» американо-натовской авиации. Плюс выдавливание боевиков из Мосула в сторону Сирии, плюс укрепление обороны террористов в Алеппо. Поэтому взятие этого крупного, стратегически важного города затягивается.
Наступление в городских условиях, особенно когда там присутствует гражданское население, это самый сложный вид боевых действий, требующий серьезной подготовки войск и изящного военного искусства. Но когда я вижу, что в бой за Алеппо бросают артиллерийское училище, это вызывает тревогу. Вместо добротной подготовки офицерских кадров их бросают в бой. Сирийские войска испытывают серьезный дефицит именно офицерских кадров – довоенный состав практически выбит, новые готовились скороспешно, по сути, на поле боя. А без профессионального командного состава побеждать довольно трудно. Да и личного состава явно не хватает. До начала агрессии население САР составляло около 22 млн человек, сегодня – порядка 10 млн. Призывать в армию практически некого. Об этом нужно задуматься и нашему Генштабу. Так что легкой победы на сирийском фронте ожидать не следует. Ее нужно серьезно готовить.

В.Ч. Леонид Григорьевич, а приход отряда наших кораблей во главе с авианосцем  «Адмирал Кузнецов» не изменит ситуацию в лучшую сторону, в том числе под Алеппо?

Л.И. Полагаю, что у корабельной группировки другая задача – геополитическая. Цель – продемонстрировать нашу военную решимость противостоять американскому флоту в Средиземном море. Не исключаю, что туда же придут на учения китайские корабли, возможно, Египет примет участие в учениях. Но на результате боев за Алеппо это вряд ли скажется.

* * *

В.Ч. Спасибо, Леонид Григорьевич, за эту часть нашей беседы. А сейчас я бы предложил изменить тематику и коснуться наших внутренних проблем. Страна отметила День народного единства. Как вы оцениваете наше внутреннее единение, особенно перед лицом внешних угроз и вызовов?

Л.И. Национальное единство народов России – это едва ли не главный фактор нашей безопасности, нашего положения в мировом пространстве и гарантия нашего выживания и сохранения. Русь, Российская империя, СССР – многонациональное государство и уникальная цивилизация. Она по национальным крупицам собиралась вокруг русского этноса в союз народов, сохраняя при этом культуру, традиции, знания и письменность всех этнических групп. В одиночку ни один народ, включая русский, не сохранил бы свою национальную идентичность. Причем мы не плавильный американский котел, в котором все национальности стандартизируют, а многонациональный собор, где все доброе, ценное собирается, обогащая друг друга, формируя особый евразийский архетип человека. Человека непревзойденного по своей красоте, смекалке, стойкости и мужеству. В этом плане демонстрация единения – дело нужное. Межнациональные конфликты, потрясавшие страну в лихие 90-е, отошли в прошлое. Но работу в этой сфере нельзя останавливать ни на миг. Культурно-цивилизационная и духовная сфера – это очень тонкое, чувствительное пространство, и охранять его нужно стократ надежнее сухопутных и воздушных границ. Нужна мощная общенациональная идея и стратегия ее реализации.
Но что касается политического и социального единства, то здесь наблюдаются опасные тенденции. Единение власти и народа пока удерживается авторитетом президента. В целом же подавляющее большинство населения к властно-бюрократической корпорации относится негативно, что и продемонстрировали сентябрьские выборы этого года. Более половины граждан просто не пришли голосовать. Все политические партии понесли серьезные потери. Даже вечная оппозиция, включая КПРФ, потеряла свои устойчивые голоса, поскольку народ предполагает некий теневой сговор оппозиции и власти.
Ну а в отношении правительства как раз наоборот: есть общенародное недоверие и негодование. Потому что правительственный слой, как и чиновники всех уровней, во-первых, не несут никакой ответственности за свои деяния. Во-вторых, демонстрируют системную, всепронизывающую коррумпированность. В-третьих, являют полную профнепригодность и неспособность предложить обществу ясную стратегию развития, выхода из кризиса. Финансово-экономический блок правительства живет ожиданиями роста цен на углеводороды, снятия санкций, стабилизации курса рубля. Но в то же время все бремя наполнения бюджета и прибылей олигархических монополий перекладывает на плечи населения. Такая вот фискально-коррупционная политика.
В социальной сфере ситуация еще сложней. Разрыв между кланом сверхбогатых и основной массой населения увеличивается. Даже спикер Совета Федерации РФ Валентина Матвиенко вынуждена была признать, что разрыв между богатыми и бедными регионами достиг критической точки – 43 раза. Налицо ужесточение фискальной политики, на фоне стремительного роста масштабов коррупции и ангажированности правоохранительной системы. Случай с министром обороны Сердюковым стал примером для нечестных губернаторов, министров и силовиков: не воруй по мелочи, воруй миллиарды и тогда сидеть не будешь. О кадровой политике я уже писал в «Советской России», это полный кадровый дефолт. И похоже, власть делает все необходимое, чтобы революционная ситуация в России стала неизбежной.

В.Ч. Вы как раз подвели к теме революции, очередную годовщину которой мы только что отметили. В следующем году отмечаются столетия двух революций – Февральской и Октябрьской. Как русская геополитика смотрит на эти события?

Л.И. Я подробно изложил свой взгляд на эти события в монографии «Геополитика русской цивилизации», вышедшей в 2015 году. Никакой февральской революции не было. Был военно-дворцовый переворот, во главе которого стояли представители крупного капитала А.И. Гучков, П.Н. Милюков, а также генерал М. Алексеев и другие, в том числе члены царской династии. Большевики уж точно к этому отношения не имели. И это было исходным пунктом всех дальнейших революционных событий. Да, революционная ситуация формировалась, начиная с революции 1905 года. И причина лежала не в самой сущности самодержавия, а в неспособности самодержавия во главе с Николаем II решать своевременно проблемы простого народа. Николай II по оценке Ивана Солоневича, известного монархиста, был выдающимся человеком, но самодержавным он не был. Он находился в плену сословно-бюрократической системы, которую сам же поощрял. Бюрократия (столоначальники) при нем по сравнению с периодом Николая I утроилась в численности и составляла 300 тыс. человек, но качество ее резко ухудшилось. И основная масса населения была недовольна не царем и самодержавием как таковым, но дворянским сословием и столоначальниками. Почти как в сегодняшней России. Повсеместная коррупция, высокомерие дворянства и отсутствие профессионализма подрывали устои государства. Сложилась, кстати, как и сегодня, замкнутая система кадровых назначений в окружении государя и в правительстве, и в армии, куда продвигали только своих, зачастую совершенно бездарных. Например, Игорь Сикорский, выдающийся авиаконструктор, «пробил» создание министерства воздухоплавания. Но на должность министра был назначен никудышный пехотный генерал Кованько. Потому что был чьим-то корешем. Как у нас Сердюков. Дворянство же доводило людей до отчаяния и в деревне, и в городе, и в армии. Даже во время войны рядовым солдатам разрешалось ходить только по несолнечной стороне улицы, чтобы не пересекаться с господами офицерами, запрещалось ездить в трамвае, посещать театры и прочие общественные места. Государь говорил правильные речи, принимал даже правильные решения, но бюрократия их не исполняла. А что касается Октябрьской социалистической революции, то она стала жизненной необходимостью для спасения России как целостного государства, как мировой державы. Ибо ни Временное правительство, ни одна другая реальная политическая сила сохранить единую страну не могли. Нужна была решительность и диктатура, а не болтливая демагогия о демократии. Россию уже делили «союзники» по Антанте, страна разлеталась на куски. Ленин оказался тем человеком, который глубже других политиков понял ситуацию, выбрал правильную стратегию, переиграл своих конкурентов. Воля и восточная хитрость Сталина позволили разобраться с троцкистами и выстроить мощную политику социалистического строительства. Нужно ясно осознавать: не было бы Октября – не было бы и 9 Мая 1945 года. А 22 июня 1941 года случилось бы непременно, возможно, несколько раньше.

В.Ч. Леонид Григорьевич, а что вы скажете об иностранном вмешательстве в российские революционные дела, о финансировании из-за рубежа? Об этом не устают говорить, начиная с 1917 года.

Л.И. Вмешательство извне было, есть и будет всегда. Но оно настолько сильно, насколько слаба Россия. Если государство сильно, едино и способно себя защитить, вмешательство будет минимальным. К 1917 году Российская империя трещала по швам, ее элита стремилась в Европу, подражала Европе, двинулась воевать в Европе за чуждые интересы. Вот и доигрались. Когда реальностью стала десантная операция по овладению проливами Босфор и Дарданеллы (и Стамбулом – Константинополем), вмешалась Англия в революционные дела, когда германо-австровенгерская коалиция стала нести поражения, вмешалась Германия. Мировой сионизм, мечтавший о мировой революции, не мог остаться в стороне и делегировал Лейбу Троцкого, насытив его огромными деньгами. Активно работали внутри России японцы, французы. Это вполне естественно. Но главный враг Российской империи, как и нынешней РФ, – все же внутри ее самой.

В.Ч. Что нам ждать в год столетия Октября?

Л.И. Я исповедую не линейность, а цикличность исторического времени. И многое в нынешней российской реальности схоже с 1917 годом. Вопрос в том, учтем ли мы и прежде всего правящий слой общества (а он во многом такой же, как и в 1917-м) уроки истории, или же пустим все на самотек. Главное не допустить кровопролития, да и сама дестабилизация государства и общества очень опасна и соблазнительна для наших зарубежных «друзей и партнеров». И они, как и в 1917-м, не преминут воспользоваться нашей слабостью.

В.Ч. Спасибо, Леонид Григорьевич, за обстоятельную беседу. Ждем вас в нашей редакции.

Л.И. Добрые пожелания читателям «Советской России».

http://www.sovross.ru/articles/1478/28191