9 декабря — Международный день борьбы с коррупцией

Сегодня, 9 декабря, отмечается Международный День борьбы с коррупцией.

В.М.Мархаев, лидер коммунистов Бурятии, член Совета Федерации, работающий в Комитете по обороне и безопасности, поздравляет жителей республики с праздником и желает успехов  в борьбе с этим злом!

 2016 год оказался довольно урожайным и скандальным на резонансные дела, впервые в истории России по делу о коррупции задержан федеральный министр, глава минэкономразвития Алексей Улюкаев.

Возникают вопросы и по республике Бурятия, например, такой:

«Можно ли считать Бурятию одним из самых коррумпированных регионов России? Почему, если так? И что делать?»

На вопрос даёт ответ Вячеслав Мархаев.

— Бурятия, к сожалению, входит в число коррупированных регионов России. Коррупция касается, прежде всего, сферы государственного управления, к ней можно отнести взяточничество, родственные и клановые связи, злоупотребления и превышение должностных полномочий, использование их против интересов государства и общества.

Примеров можно привести более чем достаточно, начиная с министров,  депутатов Народного Хурала, глав муниципалитетов и заканчивая главами сельских поселений.  Но здесь мы ещё не учитываем существование коррупции в самой правоохранительной системе. Измерить ее сегодня невозможно – правоохранительная система закрыта, истреблением коррупции внутри этой системы должны заняться сами правоохранители.

Объективно уровень коррупции в Бурятии отражается на состоянии тех сфер и отраслей, которые в нашем регионе связаны с большими финансовыми потоками. Наиболее показательны в этом плане лесная, нефритовая и земельные отрасли и сфера пассажирских перевозок. На мой взгляд, происходит  безобразное сращивание государственного и правоохранительного аппарата с криминалитетом, а порой сам этот аппарат трансформируется в аппарат преступный. Каких-либо позитивных изменений здесь нет, что бы нам ни говорили официальные источники.

В Бурятии мы видим отсутствие контроля и внимания со стороны граждан, гражданских институтов, СМИ. В нашем регионе с сожалением констатирую  абсолютную зависимость СМИ от органов государственной власти. В то время как в России имеется достаточно много примеров, когда независимое освещение журналистами коррупционной ситуации позволяет эффективно начать борьбу с ней, медиа-сфера  в Бурятии продолжает оставаться зависимой от чьей-либо воли. Наши республиканские СМИ пока так и не смогли стать полноценной четвёртой властью, которая могла бы в том числе бороться с коррупцией. Подчеркну, что уровень коррупции напрямую зависит от наличия желания и степени борьбы с ней.

Во многих сферах нашего общества и государства существуют проработанные механизмы выявления коррупционеров. Однако ими мы сами ещё не научились пользоваться эффективно. К примеру, обращение к тем, кого мы выбрали – к главе местной администрации, депутату, сенатору и т.д. Или, например, обращение в институты общественного контроля – общественные палаты, в аппараты уполномоченных по различным правам. Отсутствие должной реакции с их стороны  – не повод отказываться от них. Речь, скорее всего, идёт о банальной некомпетентности тех лиц, которые замещают эти должности. В Бурятии таковых непрофессионалов очень много, их нужно либо менять, либо требовать исполнять возложенные на них обществом и государством обязанности.

Что же делать? В первую очередь, повышать роль общественных институтов, предусматривать, например, для общественных палат и уполномоченных механизмы ответственного подхода к ответам на их запросы. Большую роль должны сыграть всенародно избранные депутаты всех уровней. Надо повышать грамотность нашего населения, гражданскую ответственность, ведь мы с вами порой не приходим на выборы, не принимаем участия в формировании органов власти, позволяя таким образом фальсифицировать итоги голосования, создавая коррупционную почву, и власть тогда использует свои полномочия в угоду своим собственным интересам, чувствуя безнаказанность. Необходимо обратить внимание на чиновников высшего уровня и правовое регулирование прохождения госслужбы. Допустимо ли, когда осужденные за коррупционные и смежные с ними преступления лица, либо уличённые в этом, но избежавшие уголовной ответственности, занимают должности в аппарате главы республики, правительстве и других властных структурах.

Хочу напомнить, что в Совете Федерации мной была озвучена   данная  проблема,  и предложено  вернуться к вопросу конфискации имущества у коррупционеров.

В целях применения ст.20 Конвенции ООН против коррупции мной и моими коллегами готовится ряд изменений в уголовное  и уголовно-процессуальное законодательство, касающееся совершенствования порядка конфискации незаконно приобретённого имущества и доходов. В случае принятия этого решения, я думаю, ситуация должна измениться в положительную сторону. И —  что особенно важно — если в этой борьбе против коррупции  объединятся  общественные организации, добросовестные представители гражданского общества. Только все вместе мы сможем оказать противодействие коррупции!