Это – попрошайничество, а не политическая борьба!

Нужно определиться

Людей левых взглядов не может не волновать судьба КПРФ – той единственной политической силы, с которой уже на протяжении более двух десятилетий связывают они свои надежды на скорейшую ресоветизацию страны. Но проходят годы – надежды тают. И мы, коммунисты, должны честно признать, что год от года теряем своих сторонников. Это мы ощутили на последних выборах, когда недосчитались половины голосовавших за нас на выборах в 2011-м. И вообще эта тенденция за последние полтора десятка лет стала складываться негативно.
Взглянем на простейший график.
На последних выборах, согласно официальным данным, за КПРФ проголосовало только 6,4% россиян, имеющих право голоса. И это при том, что недавний опрос Левада-центра показал, что большинство россиян (51%) по-прежнему сожалеют о распаде СССР и поддерживают его восстановление. То есть у КПРФ остается огромнейший нереализованный потенциал. И мы не то что его не приумножили, но и не сохранили в активном состоянии.

***

А теперь давайте зададимся вопросом: почему власть с каждым годом безнаказанно и все более нагло фальсифицирует выборы, а мы, коммунисты, ничего не можем этому противопоставить? Почему после Заяв­ления ЦК о заранее предопределенных результатах выборов руководство партии не забило в набат? Или такие оценки только для внутреннего пользования? Тем самым демонстрируется отсутствие политической воли всерьез, а не на словах, бороться с фальсификациями выборов. Разве это не просчет в нашей работе, разве это «необсуждаемо»? Наши избиратели, реальные и потенциальные, это воочию наблюдают и просто перестают ходить на «окончательно превратившиеся в фарс» выборы.
С другой стороны, почему мы такие «выборы», как и всю парламентскую работу, поставили во главу угла всей нашей коммунистической деятельности? Ведь если результаты выборов предопределены заранее, а мы действуем, оставаясь в этой безальтернативной выборной парадигме, то у некоторых партийных функционеров вроде бы и выхода не остается, как только «договариваться с властями». А проще говоря, просить у единороссовских боссов за тех или иных кандидатов от КПРФ. Но это – попрошайничество, а не политическая борьба!
Ведь ясно: если ты у властей просишь места в Думе или Совете, то какая после может быть серьезная критика глав исполнительной власти? Мы – свидетели того, как в свое время накладывалось табу на критику губернатора Московской области Б.В. Громова, а теперь вот А.Ю. Воробьева, к которому много претензий у ветеранов, «детей войны». Но если воздвигаются запреты, то какая здесь может быть реальная борьба за права трудящихся, пенсионеров, не говоря уже о борьбе за власть трудового народа?
Читатели «Советской России», рассуждая о причинах нашего поражения на выборах, обращают внимание на такое положение в докладе на октябрьском Пленуме: «Далеко не все избиратели приняли нашу ставку на «позитивную повестку дня». Были предложения политтехнологов рекламировать КПРФ как вторую партию власти. Такой подход не оправдал себя».
А мы, признаться, и не знали, что претендовали на вторую партию власти. Ведь на местах исполнительная власть, состоящая в основном из антисоветчиков, что называется, просто гнобит коммунистов, приголубливая «соглашателей». А разве Программа, цели и задачи КПРФ стали близки к целям, задачам и программе «Единой России»? В такое трудно поверить! Стоит ли пользоваться услугами таких «политтехнологов», которые разрабатывают для нашей партии сомнительные «подходы»?
Замечено и подтверждено практикой: как только мы начали договариваться с нынешней властью, процесс фальсификаций на выборах из ручейка превратился в смывающий все на своем пути поток. И выбраться из него невозможно, пока мы, коммунисты, не отмежуемся от такого сотрудничества и не будем строго следовать своей стратегии и тактике.
Авторы десятков писем в «Советскую Россию», воспринимая итоги последних выборов как народный сигнал КПРФ, как раз не намерены сдаваться на милость властям. Они предлагают провести широкое обсуждение назревших проблем в нашем движении; укрепить классовую базу, вовлекая новые отряды современных рабочих и крестьян; преодолеть забюрократизированность, которая не дает возможности широкому активу членов партии участвовать в принятии жизненно важных решений.
Очень часто поднимают вопросы: какой путь, парламентский (разработка законодательной базы для буржуазного правительства) или внепарламентский (заниматься идеологией, просвещением, агитацией среди масс), является главным для коммунистов в их нынешней борьбе за власть?
От некоторых парламентских профессионалов приходится слышать, что якобы российский народ не созрел до ресоветизации страны. Мол, сегодня в России нет той ситуации, когда «верхи не могут, а низы не хотят». Делают они такой вывод, наверное, исходя из недостаточно большого процента голосующих за КПРФ. Но подчеркну еще раз: социологи Левада-центра выявляют спрос на социализм у нашего народа по-прежнему огромный, только мы недостаточно эффективно используем его. Здесь, думаю, уместно сослаться на рассуждения Владимира Ильича Ленина из далекого 1917 года. Обращены его слова, правда, к левым эсерам, но в них содержится общая истина:
«Ошибка левых эсеров состояла в том, что в то время они не боролись с соглашательской политикой, ибо они придерживались теории, что сознание масс еще недостаточно развито… Если социализм может быть осуществлен только тогда, когда это позволит умственное развитие народных масс, тогда мы не увидим социализма даже и через пятьсот лет…    Социалистическая политическая партия – авангард рабочего класса; она не должна позволить, чтобы ее останавливал низкий уровень развития масс, а должна вести массы за собой… Но для того чтобы вести за собой колеблющихся, товарищи левые эсеры должны сами перестать колебаться…»
Рассматривая дальнейшее участие КПРФ в выборах в условиях неукротимого административного ресурса в России, избиратели призывают использовать гибкую тактику – так, чтобы наши действия обеспечивали успех в политической борьбе. Если же принимать участие в таких выборах, то без всяких «договорняков» и «соглашательств» бороться на все сто процентов – вплоть до Европейского суда, чтобы наш избиратель видел, что мы до конца защищаем его голос. И тут не пожалеть средств на сбор доказательной базы по фальсификациям выборов.
Мне кажется, надо обратить внимание на утраченную в значительной степени обратную связь между инстанциями и рядовыми членами, низовыми организациями партии. На личном опыте знаю: обращения и в областной комитет партии, и в ЦК остаются не только без рассмотрения, но и без ответа.
В нашей партии достаточно активных, грамотных, профессионально подготовленных людей, которые могли бы на основе конструктивного диалога обогатить стратегию и тактику КПРФ в сложившейся ситуации. Дельных предложений множество. И они реальны. Надо непременно использовать их на путях подготовки к XVII съезду КПРФ, который состоится в мае.

Наталья Еремейцева

Подробнее: http://www.sovross.ru/articles/1497/29422