Образование: новый закон — традиционные ценности

Олег Смолин, депутат Государственной Думы ФС РФ, фракция КПРФ: 

Уважаемые коллеги!
Снова наступил Татьянин день – праздник познания, молодости и веселья, любимейший праздник российского студенчества! От имени фракции, от имени общественного движения «Образование – для всех» хочу поздравить всех российских студентов с этим замечательным праздником, а заодно всех депутатов независимо от возраста и фракционной принадлежности, кто никогда не перестает учиться и чувствует себя в хорошем смысле вечным студентом. Поздравляю!

И хотя имя празднику дала великомученица Татьяна, позвольте пожелать студентам всех радостей жизни и особенно радости творчества, а нам – принимать такие законы, которые бы увеличивали для студентов эти радости и не делали их мучениками.
Кстати, о законах. Ровно год назад в Госдуме предыдущего созыва четыре профессора, в т.ч. два академика, а именно: нобелевский лауреат Жорес Алфёров; лидер фракции КПРФ, профессор Геннадий Зюганов; первый заместитель председателя Госдумы, профессор МГУ Иван Мельников и ваш покорный слуга представили проект федерального закона «Об образовании для всех». Впоследствии к этому закону присоединились еще 10 депутатов.
Сравнительная таблица, сопоставляющая действующий закон и наш законопроект, выставлена на сайтах КПРФ, завуч.инфо и smolin.ru Желающие могут ее посмотреть.
Мы по-прежнему убеждены: образование – дело не партийно-политическое, но общенациональное. И потому повторяем свое предложение депутатам всех фракций присоединяться к нашему законопроекту. Вам будет что сказать вашим избирателям. Время еще есть.
А теперь объясню, почему мы внесли этот законопроект. Основных причин две.
1. Нам не нравится ситуация в нашем образовании и курс образовательной политики, по крайней мере в том виде, как он проводился до назначения нового министра образования и науки.
2. Нам не нравится действующий закон «Об образовании в Российской Федерации».
Мы смотрим на вещи объективно и радуемся каждому успеху своей страны. Однако:
1. В советский период российское образование регулярно входило в тройку лучших в мире. Многие эксперты, не отличающиеся «квасным патриотизмом», полагают даже, что оно было лучшим.
В послесоветский период лучший показатель в докладах о развитии человека, который получило наше образование, – 19-е место.
2. Ужасает уровень естественнонаучной грамотности населения. Как известно, треть граждан страны полагают, что Солнце – это спутник Земли. Примерно столько же думают или допускают, что, если радиоактивное молоко прокипятить, то радиоактивность исчезает. Оказывается, в Чернобыле надо было строить не саркофаг, а огромную кипятильню!
Не говорю уже о цитатах из сочинений несчастных детей, которых дрессировали на ЕГЭ:
«Наполеон прожил в гражданском браке со святой Еленой».
«Князю Олегу предсказали, что он умрет от змеи, которая вылезет из его черепа».
«Александр Суворов блестяще провел сражение под Сталинградом, где и потерял глаз».
Мы убеждены: при таком уровне образования модернизация в XXI веке невозможна.
Секрет успешной образовательной политики в следующем: нужно соединить лучшие отечественные традиции с новейшими образовательными технологиями. Напротив, действующий закон еще более разрушает первые и тормозит развитие вторых.
А теперь на конструктив. Несколько лет назад, получив возможность прямой дискуссии с председателем правительства России, я вспомнил старую формулу: разруха начинается в голове. И обратил внимание Дмитрия Анатольевича на то, что, если бы мы поменяли ключевые ценности образовательной политики, если угодно, ее идеологию, даже при современных деньгах многие педагоги и родители вздохнули бы с облегчением.
Мы видим, что новый министр образования и науки Ольга Васильева отчасти это уже сделала. И, как вы сейчас увидите, идеология нашего законопроекта во многом близка к тому, что заявляет новый министр.
Скажу больше: президент не раз выражал приверженность традиционным ценностям. Как вы увидите, мы тоже им привержены. Вот идеология нашего законопроекта.
1. Образование не является частью сферы обслуживания, но относится к сфере  производства, причем самой важной – обеспечивает воспроизводство самого человека.
При встречах всегда говорю моим коллегам педагогам: мы – не работники сферы обслуживания; мы – работники сферы производства, причем самого важного ее подразделения – воспроизводства самого человека. Это повышает самоуважение учителя, замученного административным давлением.
2. Деятельность в сфере образования – не услуга, но социальное служение.
Педагоги не чистильщики сапог. Они никому услуг не оказывают. Подобно актеру, который служит в театре, подобно офицеру, который служит Отечеству, их миссия – служение детям, студентам и стране. Именно об этом, заняв должность министра, первым делом заявила Ольга Васильева. И это вызвало поддержку подавляющего большинства образовательного сообщества.
3. Образование (по крайней мере, дошкольное и общее) – преимущественно внерыночная сфера. Рыночные механизмы могут использоваться лишь как дополнительные.
Даже профессиональное образование не может рассматриваться исключительно как работа на рынок труда. Тем более в эпоху кризиса. Оно должно прогнозировать будущие потребности экономики и формировать тех, кто будет ее развивать, а не просто к ней приспосабливаться.
4. Затраты на образование не «бремя государства», но долгосрочные инвестиции, чрезвычайно выгодные для общества.
В свое время доклад группы либералов под руководством Евгения Ясина носил название «Бремя государства». Фактически ту же линию продолжает и экономический блок в современном правительстве. Посмотрите, что предлагают правительственные экономисты при росте доходов от нефти! Быть может, вкладывать в развитие человека? Ничуть не бывало. Дополнительные доходы будут вновь потрачены на уменьшение дефицита бюджета либо на увеличение Резервного фонда. Опять все тот же подход: человек – для экономики, а не экономика – для человека!
Наш подход принципиально иной и может быть выражен перефразированной формулой Менделеева: экономить на образовании – хуже, чем топить ассигнациями!
5. Основная цель образования – многостороннее развитие способностей личности (творческая педагогика).
В свое время, выступая на Селигере, министр образования Андрей Фурсенко заявил (цитирую): «Недостатком советской системы образования была попытка формирования Человека-творца, а сейчас наша задача заключается в том, что вырастить квалифицированного потребителя».
Естественно, журналисты и образовательное сообщество задались вопросом: кто же будет создавать, если все станут потреблять? Тем более когда речь идет о технологиях XXI века.
6. Отношения учителя и ученика в широком смысле должны иметь преимущественно личностный характер (педагогика сотрудничества).
Все знают: ребенок даже учебный предмет воспринимает через учителя. Любимый учитель – это в большинстве случаев и любимый предмет. Не говорю уже о том, что воспитывает ученика учитель прежде всего своей личностью, а не проповедью и не специальными мероприятиями. Еще раз напомню Менделеева: «Обучение без воспитания – меч в руках сумасшедшего!»
7. Ориентация не на функциональную грамотность или одностороннее натаскивание на экзамен или будущую профессию, но на фундаментальное образование (образование ради культуры).
Такое образование – наша российская, а затем советская традиция. Отказываться от нее в XXI веке, когда человеку приходится менять несколько профессий в жизни, ни в коем случае нельзя.
Когда-то Анатолий Луначарский говорил, что современный человек – это тот, кто знает все о немногом и немногое обо всем. В США другая традиция, идущая от прагматизма. Поэтому, как говорил Маяковский, если американец занимается молотками, о молотках он знает все. Но о топорах он уже ничего не знает. Пусть каждый останется при своем.
Еще раз поддержу Ольгу Васильеву: недопустимо сводить последние классы школы к натаскиванию на единый государственный экзамен, пусть даже в усовершенствованной форме.
8. Самоуправление образовательного сообщества вместо внешнего управления образованием.
Министр образования и науки, который вводил в свое время принудительную бакалавризацию всей страны, любил повторять: «Если закон не вызывает сопротивления, значит, недостаточно реформаторский!» Представление о том, что у нас плохие профессора и педагоги, что российское образовательное сообщество к самоуправлению не способно, до недавнего прошлого господствовало в Министерстве образования и науки. Отсюда те самые массовые реорганизации вузов, а иногда и школ, про которые народ говорит: на «р» начинаются и никогда не кончаются.
Мы же убеждены: педагоги и родители, профессора и ученые советы не глупее государственных чиновников, а потому настоящую реформу в образовании можно проводить, только по-настоящему прислушиваясь к ним и расширяя их права в управлении учебными заведениями.
9. Ориентация преимущественно на эгалитарное образование: обеспечение максимально равных образовательных возможностей, высококачественное образование – для всех.
В свое время движение общества вперед мог обеспечить узкий круг экономической и политической элиты. Сейчас для этого требуется использовать человеческий потенциал подавляющего большинства граждан. Отсюда и лозунг: «Образование – для всех!» Но если ООН и ЮНЕСКО, выдвигая этот лозунг, имели в виду элементарное образование, прежде всего для стран третьего мира, то мы его переосмысливаем и требуем качественного образования и равных образовательных возможностей для всех граждан страны.
Наш законопроект принципиально отличается от действующего закона. Среди 108 позиций, по которым мы проводили сравнение, 14 полностью совпадают; 10 совпадают частично; 46 принципиально отличаются; по 38 позициям в действующем законе нормы отсутствуют. Это доказывает: мы предлагаем новый закон под новый курс.
Как когда-то после Гражданской войны Россию вывела из разрухи новая экономическая политика (НЭП), так сейчас обеспечить модернизацию страны способна прежде всего новая образовательная политика (НОП).
Еще раз поздравлю всех с Татьяниным днем. Давайте поможем всем нашим детям и студентам получить образование, достойное XXI века и нашей страны.

http://www.sovross.ru/articles/1507/30068