Поможет ли Путин самовольщикам? (видео)

ПОМОЖЕТ ЛИ ПУТИН САМОВОЛЬЩИКАМ?

Мы долго петляли по лабиринту многочисленных кривых улочек и переулков и, подозреваю, без сопровождающей нас машины вряд ли бы добрались до цели. Место достаточно мрачное. Развалины огромного старого свинарника со всех сторон плотно окружены подступающими жилыми домами – большими и малыми, некоторые чем-то похожи на скворечники. А вон среди них возвышается огромный коттедж господина Бужинаева – депутата Народного Хурала, владельца торговой сети «Стама». Местная достопримечательность.

Оказывается, вся эта территория – место, незаконно занятое самовольщиками. По градостроительному плану, как уверяют чиновники мэрии, КУИ, на этом месте должно быть спортивно-зрелищное предприятие. Вообще, у господина Голкова, оказывается, масштабное, перспективное видение развития этой территории. Фантазия бьет ключом. Тащиться по узким улочкам к черту на кулички, чтобы в конце концов уткнуться носом в стены современного сверкающего развлекательного заведения. В месте, где не дороги, а направления. В месте, где в округе нет приличного магазина, нет другой социальной инфраструктуры, да, похоже, вообще ничего нет кроме этих лепящихся друг к другу домиков с пятачком земли под ними. Посадить сюда спортивно-развлекательный комплекс! На месте этого полуразрушенного свинарника с облепившими его сотнями жилых построек! Это круто! Это по-нашему! Здесь Петр I со своим: «Здесь будет город заложен» просто отдыхает, решивший построить Петербург на болоте.

Осенью прошлого года, чтобы эта виртуальная мечта мэра о спортивно-развлекательном учреждении воплотилась в реальность, началась война силовых структур с местным народом. Десятки омоновцев, судебных приставов, других вооруженных до зубов исполнителей выкидывали людей с детьми на улицу, заламывая руки защищавшим свои дома мужчинам. Таким образом, они снесли три дома. И никому из республиканской власти до этого не было дела.

Господин Наговицын был занят составлением красивых отчетов в Москву о том, что под его мудрым руководством здесь все плодится, увеличивается, размножается, крепнет, растет. Чем был занят господин Гершевич – сложно сказать, наверное, в очередном сне думал о благе народа.

Самое странное, что на этой территории самовольщиками являются не все. Вроде бы земля одна, будущее спортивно-развлекательное сооружение по всем прикидкам должно занять немало места. То есть по идее надо здесь сносить все подряд, буквально зачистить территорию. Но в этом доме человек законно владеет своим участком, в этом – нет, следующего можно сносить, поскольку он без документов, рядом – не тронь. Господин Бужинаев со своим коттеджем, конечно, сидит законно. И он ничуть не мешает планам Голкова с будущим строительством спортивно-развлекательного центра. То есть в этом случае, какой вообще был смысл сносить дом Андрея Сафонова и его соседей по несчастью? На этих клочках в шесть-десять соток все равно ничего приличного не построишь, а люди мыкаются по чужим углам.

Мы собрались на месте, где еще осенью стоял дом Андрея Сафонова. Участника боевых действий, отца двух несовершеннолетних детей, ныне офицера внутренней службы МВД РБ. Как ни странно, но ни эти звания, ни отношение человека к представителям государственной службы не помешали омоновцам и приставам снести дом по сути своего коллеги.

Рассказывают, что перед сносом судебные приставы просто-напросто у него попросили 50 000 рублей и, таким образом, вся проблема была бы решена. Боевой офицер, прошедший Северный Кавказ, рисковавший жизнью, не принял это предложение. Послал их куда-то по этим кривым улочкам. Приставы его попросили уже второй раз «по-доброму» решить проблему за 100 000 рублей. Не послушался. И в итоге мы стоим на том участке, где когда-то находился его дом.

Судебные приставы, кстати, разобранный по бревнам дом распилили на дрова и продали. Деньги забрали. Куда, на что? Интересно, как отреагирует на это прокуратура? Ведь здесь открыто просматриваются вымогательство, шантаж, самоуправство, причем, государственное, от людей, облеченных властью и полномочиями.

Этот пустырь – свидетельство полного попустительства и равнодушия власти, и беспомощности, правовой незащищенности так называемых самовольщиков. Поэтому они решили объединиться и вместе бороться за свои права.

В Улан-Удэ насчитывается, по данным власти, порядка 7000 самовольщиков. Поводов для сноса их жилья – уйма. Кто-то возвел свой дом в так называемой затопляемой зоне – «землях в 1 процент паводка», другие который год живут якобы в «шумовой зоне» вблизи взлетно-посадочных полос — это поселки Площадка, Солдатский, Поселье, третьи оказались в санитарной зоне – недалеко от кладбищ, кто-то – возле линий электропередач, у железной дороги… Словом, сколько этих самовольщиков – столько к ним у властей претензий.

У власти нет до сих пор четкой законодательной базы ни на уровне республики, ни России, где был бы прописан механизм решения проблемы самовольных построек. На территории города до сих пор не проведена инвентаризация земель, в серьезной корректировке нуждается существующий генеральный план застройки города, в котором абсолютно не учтены образовавшиеся за последние годы поселения самовольщиков, перспективы их развития.

Беспорядок и бессистемность в работе с землей у чиновников порой доходит до абсурда. В поселке Заречный на Бурводе есть частный дом, где половина огорода относится к затопляемой зоне, а вторая половина расположена в … жилой. Так и живет семья, балансируя между самовольщиками и законными домовладельцами. Взять 5-й километр, весь поселок у Степной протоки, где часть людей, выяснилось, годами живет на затопляемой зоне, а другая оказалась на землях сельскохозяйственного назначения. И это в черте города, близ оживленной федеральной трассы! А что говорить про окраины Улан-Удэ?

— Сегодня в отношении самовольщиков законы не работают, — говорят они. – Если чиновникам нужно, они находят решения для своих вопросов, подгоняют под эту задачу всю существующую законодательную базу. Поэтому у нас остается одна задача – объединяться и дальше продолжать борьбу за свои права на жизнь. То, что Народный Хурал республики под нашим давлением узаконил порядка 1000 самовольных построек, — еще не решение проблемы.

Именно поэтому 15 апреля представители самовольщиков Улан-Удэ, общественных организаций «Боевое братство», «Мужество», членов Общественной палаты РБ, ряда других правозащитных центров приехали в поселок Таежный, чтобы отсюда, с этого пустыря возле развалин старого свинарника, в рамках «прямой линии» обратиться за помощью к Президенту России Владимиру Путину.

Своей власти они уже не верят. Смотрите видео.

 

Октябрина ЕШЕЕВА