США vs CCCР или два школьника в 1958 году

sovetskaja_sistema_obrazovanija_protiv_a_3

В марте 1958 года американский журнал Life опубликовал большую статью о кризисе в образовательной системе Соединенных Штатов. В качестве примера были выбраны двое школьников — Алексей Куцков из Москвы и Стивен Лапекас из Чикаго. Корреспонденты журнала целый месяц ходили за парнями по пятам, наблюдали как учатся, чем интересуются, что читают, как проводят время после уроков.

Результаты исследования потрясли Америку….

Они никогда не виделись и даже не писали друг другу писем. Алексей Куцков вырос в Москве, Стивен Лапекас — в Чикаго. Их судьбы пересеклись лишь однажды, когда обоим было по 16 лет. Советскому и американскому школьникам суждено было представлять свои державы в одном из эпизодов исторического соревнования СССР и США — чья система образования лучше.

Эксперимент был проведен американским журналом Life.

Итак февраль 1958 года, Москва, будни обычного советского школьника 10 класса школы №49

Советский школьник Алексей Куцков из Москвы.

Урок в советской школе

Алексей играет в шахматы с другом.

на уроке физики

Волейбол

Обед в школьной столовой

Алексей с одноклассницами в метро

Вечерняя прогулка с другом

На уроке труда

Алексей с одноклассником в Московской Консерватории.

Вечерние занятия с товарищем.

Урок английского языка

Алексей Куцков до сих пор не знает, почему выбор пал именно на него. Отец погиб на фронте, мать — инженер, настояла на занятиях музыкой, купила пианино. В 12 лет записался в конькобежную секцию в ЦСКА, а через некоторое время выбрал волейбол. Играл за команду мальчиков, юношей и сборную Москвы.

Алексей уже и не помнит, как звали американских гостей, которые провели с ним весь февраль 1958 года.

— Им было где-то за 30, но мне, 16-летнему, они казались людьми в возрасте. Оба высокие, наверное, под метр восемьдесят пять, и выглядели респектабельными джентльменами. Во всяком случае, мне тогда джентльмены представлялись именно такими. Все время ходили в хороших строгих костюмах с галстуками. Ни о какой дружбе между нами не было и речи. Весь месяц «исследователи» питались в ресторанах, но меня с собой не пригласили ни разу. Не было ни подарков, ни сувениров, ни пресловутой жвачки. Возможно, это входило в условия эксперимента: все должно было быть как всегда… Вообще-то дотошными они были ребятами. Но и воспитанными — если я говорил: сюда я пойду один, не приставали с уговорами. Например, они ни разу так и не побывали у меня дома, хотя очень хотели. У меня тогда болел дедушка, и я сказал: ко мне нельзя. Посокрушались, но не настаивали… Каждое утро они поджидали меня в школе. Сидели на уроках, на переменах, правда, оставляли в покое. А после уроков мы вместе ехали куда-нибудь.

О том, что точно такое же исследование проводилось и в американской школе, что был некий «подопытный» Стивен Лапекас, я узнал уже потом, когда мне подарили номер журнала «Лайф».

А в это время в Америке в том же феврале 1958 года в Чикаго жил обычный паренек Стивен Лапекас. И жил он как и миллионы обычных американских подростков

Американский школьник Стивен Лапекас из Чикаго.

В классе

Один из уроков.

В бассейне.

В танцевальном классе.

Перед уроком.

Стивен занимается в своей комнате.

Рок-н-ролл модный танец среди тинейджеров

Стивен у доски.

Провожает одноклассницу домой

Разговор возле шкафчиков

Урок биологии

В кафе с друзьями.

Пригласил девушку в кино

Перед школой.

В классе

Родители оплачивают Стивену дополнительные занятия по геометрии

Вышел новый музыкальный хит

Зато я танцую лучше

После выхода номера на бедного Стивена полетели все шишки. Сомнительная слава «танцующего мальчика» ничего не знающего кроме рок-н-ролла сильно испортила ему жизнь. С тех пор он больше не общается с журналистами…

Итоги

Программа исследования, критерии для сравнения двух систем образования составлялись американцами. Они хотели выяснить, что Америка и СССР подразумевают под «хорошим средним образованием». Сравнивали набор изучаемых в школах предметов; отношение к занятиям учеников; книги, которые они читают, как проводят свободное время. Результаты исследования были опубликованы в журнале 24 марта 1958 года и совершенно потрясли Америку.

Выяснилось, что хотя Алексей и Стивен ровесники, Алексей как минимум на 2 года опережает американца по образованности.

Стивен изучает английский, американскую историю, геометрию и биологию. Для него самый сложный предмет — геометрия, поэтому его матери приходится платить 4 доллара за час дополнительных занятий в неделю. Список предметов у Алексея намного больше, и по всем он одинаково хорошо успевает.

Алексей читает Шекспира и Шоу, а Стивен только закончил приключенческую книгу Стивенсона. И вообще, подчеркивают авторы эксперимента, в американских школах ученики предпочитают не читать литературные произведения целиком, а ограничиваются рецензиями. В советской же школе это недопустимо. Оба юноши активно занимаются спортом. Стивен 11 часов в неделю плавает в бассейне. Алексей ходит в волейбольную секцию три раза в неделю и еще пять раз в неделю занимается музыкой. Стивен каждый день встречается со своей подругой, любит бывать на вечеринках и танцевать рок-н-ролл. У Алексея же почти нет свободного времени, а отношения с девушками явно отстают от американского стандарта. Стивен общительный, с чувством юмора, лидер во всех школьных мероприятиях. Алексей трудолюбивый, целеустремленный, даже агрессивный. Стивен легкомысленно относится к учебе, хотя собирается поступать в колледж. Но он знает, что это не гарантия его успеха в жизни. Для Алексея на первом месте оценки в школе, он серьезно настроен поступить в институт и уверен, что именно от этого зависит его дальнейшая судьба.

Советская школа, подчеркивали исследователи, уделяет большое внимание фундаментальным научным предметам — химии, математике, физике, астрономии, но у Алексея хорошая подготовка и по литературе и языкам. Есть, правда, проблемы с историей, но отнюдь не по вине ученика: после смерти Сталина школьный курс переписывается, и экзамен по современной истории пока отменен. И вообще в России и Восточной Европе у детей больше резона учиться. В СССР ученые и инженеры — представители новой аристократии, и единственный путь влиться в ее ряды — это образование.

…Выводы из эксперимента Америка сделала. Хотя подошла к делу по-своему, по-американски прагматично. Нищих учителей в США не стало, а школ стало больше. Администрация запустила программу поддержки наиболее способных учеников — им выделялись стипендии. Словом, американская школа забыла о бедности. Но тогда, в 1958 году, случилось еще кое-что: американцам дали понять, что в соревновании с СССР дело придется иметь с новым и образованным поколением советских людей, за которыми придется тянуться и от которых непросто будет не отстать. И этот урок преподал им десятиклассник Леша Куцков.

Жизнь после эксперимента

Стивен Лапекас предпочитает больше не общаться с журналистами, не вспоминать тот злополучный месяц из своей жизни в 1958 году.

Что было после школы? Окончил университет штата Иллинойс по специальности «физкультура». Потом учился в военном колледже, 5 лет служил в армии, 8 месяцев провел во Вьетнаме. Уйдя на гражданскую службу, Лапекас стал работать в американской авиакомпании Trans World Airlines (TWA). В течение 30 лет он был в ней пилотом. Еще «на счету» Лапекаса двое детей от первой жены, двое — от второй и два внука. В России не был и не собирается.

Алексей Куцков окончил школу серебряной медалью. Но она не пригодилась — в Московский авиационно-технический институт он поступал в тот год, когда с серебряной медалью вместо одного экзамена пришлось сдавать все. Но при конкурсе 17 человек на место поступил легко.

Куцкова распределили на работу в Шереметьево, где тогда находилась авиационно-техническая база полярной авиации. В 26 лет он уже был замом главного инженера этой базы, летал в Тюмень и на Северный полюс.

Приказом министра в 1974 году был направлен на работу в Госавианадзор. В этой организации, следившей за безопасностью полетов, Куцков проработал до 1991 года, дослужившись до начальника управления по расследованию и профилактике авиационных происшествий. За 20 лет работы Куцков лично расследовал более 60 авиационных происшествий и инцидентов.

— Мне, конечно, хотелось бы как-нибудь увидеться со Стивеном, поговорить с ним. Но сначала я не знал, где его искать. Потом, когда по работе бывал в Америке, попросил знакомых свести нас. Но Лапекас от встречи отказался. Я же не стал настаивать.

http://www.dnevniki.ykt.ru/Bustor%20Kitonn/399201