ВЫУЧЕНЫ ЛИ УРОКИ ВЕЛИКОЙ РЕВОЛЮЦИИ?

100 лет РЕВОЛЮЦИИ

100-летний юбилей Великой Октябрьской социалистической революции – время не только для празднования, но с учетом нынешних итогов, надеюсь, лишь промежуточных, время и для осмысления ошибок.
Прошу прощения, что в юбилейные дни задаю такой отнюдь не праздничный тон, но признаемся себе честно: в нашем нынешнем положении так ли уж есть что беспечно и бездумно праздновать?

Отмечать, вспоминать, переосмысливать, воздавать должное предкам, совершившим век назад столь решительную попытку прорыва в будущее, а затем приведшим страну к ее великому историческому расцвету, трезво и бесстрашно видеть нынешние реалии и искать пути решения на будущее – это то, что нам действительно необходимо: и вообще, и в эти юбилейные дни.
Главный вопрос, без ответа на который нет пути вперед: почему же СССР – детище Великой Октябрьской социалистической революции – все же рухнул? Внешние и внутренние враги – понятно. Но почему же под их натиском СССР не стал лишь еще сильнее, как это было всю первую половину ХХ века и далее еще полтора-два десятилетия, но в конце концов внутренне разложился и саморазрушился?
Измена, предательство на самом высшем уровне? Верно. Но почему же и им не нашлось никакого противоядия?
Может быть, в том числе потому, что публичного бодрячества и фанфар было много, но самокритичного осмысления происходившего, включая недвусмысленное перерождение управленческих верхов – такого осмысления было явно недостаточно.
Сколько бывших крупных руководителей предприятий и даже министерств, подразделений ЦК партии, руководителей профсоюзов и КГБ, а еще более их замов и особенно их помощников и прочей «придворной челяди» с энтузиазмом перевоплотилось в нынешний компрадорский сырьевой и ростовщический олигархат и высокооплачиваемое при нем лакейство?
И кто, в конце концов, разрушил СССР? Те, кто тенденцию разложения верхов видел и стремился ей противостоять, противопоставить какие-то механизмы общественного контроля и ответственности власти? Или же те, кто сначала выступал охранителями того разложения, а затем с удовольствием перелицевался в «новые русские» и их обслугу – в охранители теперь уже новой, еще более стремительно саморазлагающейся уже чисто паразитической системы частного присвоения и проедания наследия предков?
По временам СССР теперь многие ностальгируют – и совершенно обоснованно. Мы потеряли не просто то, что не ценили или ценили недостаточно. Мы потеряли то, что казалось нам уже совершенно незыблемым и необратимым достижением всей современной человеческой цивилизации.
Дело не просто в «эксплуатации человека человеком», которая к нам вернулась. В нормальном здоровом обществе, как мы его себе представляем на современном уровне цивилизации в некотором идеальном виде, все друг друга взаимно «эксплуатируют». Ключевое слово здесь «взаимно». А наша нынешняя ситуация значительно хуже. Наш маятник зашкаливает то в одну, то в другую сторону. Дело сейчас буквально в полурабском положении и унизительной зависимости одних людей от других. Причем очевидного масштабного большинства от совершенно численно ничтожного меньшинства. И что немаловажно: наверху оказалось не «избранное» как самое созидательное, ответственное, квалифицированное и национально ориентированное меньшинство, но группировка сугубо паразитическая, антинационально ориентированная, криминальная по происхождению.

А теперь мы видим, как в угоду нынешней унии власти и компрадорского олигархата переписывается наша новейшая история, включая события 1987–1991 гг., события 1992 г. (ваучерная приватизация), 1993 г. (ельцинский переворот), 1996 г. (президентские выборы и кредитно-залоговые аукционы), 1999–2000 гг. и т.п. Если столь нагло можно искажать новейшую историю, которая еще на памяти живущих, то что говорить об истории более далекой, в том числе вековой давности?
В этом смысле, конечно, жизненно важно использовать юбилейные дни для противодействия целенаправленной фальсификации истории Революции и СССР, что, с учетом несопоставимости информационных ресурсов, всем более или менее добросовестным и благонамеренным силам делать очень и очень нелегко.
Но есть факты бесспорные, и на них стоит акцентировать внимание.
Первое. С точки зрения оценки роли Революции в развитии России, мне представляется, важно напоминать, что по результатам Первой мировой войны, кроме Российской империи, в которой произошла, в конечном счете, социалистическая революция, рухнули еще целых три империи, в которых, важно подчеркнуть, большевики к власти не приходили. И Российская империя под властью тогдашних большевиков оказалась единственной (!) из рухнувших империй, которую тем не менее удалось тогда вновь собрать и объединить на новой основе, пусть и с некоторыми территориальными потерями (Финляндия, Польша, Прибалтика).
Да, это далось тяжелой ценой. Могло ли быть иначе – лучше, бескровнее? Теоретически не исключаю, но вот только сил для иного пути – более мирного, эволюционного, но в том же социально и затем, в конечном счете, национально ориентированном направлении, к сожалению, не нашлось.
Второе. С каким знаком оценивать уже весь советский период? Безусловно, вершин могущества и справедливости для большинства граждан страна достигла в советский период, хотя и тяжелой ценой. Но затем наступил период упущенных возможностей и шансов и как следствие – крушение страны. Позитивны порыв и потрясающий прорыв в будущее, масштабно повлиявший на социальный прогресс во всем мире. Но негативны – допущенное затем саморазложение власти и общества и разрушение государства.
Третье. Главный урок, с моей точки зрения, в том, что решение одной социально-экономической проблемы, поставленной на первый план (исключение эксплуатации человека человеком путем ликвидации частной собственности на средства производства), не есть универсальное решение всего многообразия социально-экономических и политических проблем социума, хотя и на определенном этапе может быть важным элементом в попытке его строительства. Тем не менее эксплуатация и паразитизм, как мы убедились, возможны и без частной собственности, но на основе практически частного присвоения властных полномочий и иных привилегий.
Четвертое. Неоднократно в своих выступлениях и публикациях вынужден был обращать внимание на то, что спустя целый век ряд ключевых болезненных вопросов, препятствовавших нашему развитию сто лет назад, сегодня, после столь драматического витка в развитии страны, вновь на повестке. Это прежде всего:
– стремительно усугубляющееся научное, технологическое и промышленное отставание страны от конкурентов;
– засилье иностранного капитала, не заинтересованного в интенсивном промышленно-технологическом развитии России, провоцирующее, при  попытке изменения ситуации, да еще и при усугубляющейся промышленно-технологической отсталости, новую внешнюю интервенцию;
– слабость и неадекватность системы государственного управления внешним и внутренним вызовам и угрозам, разъедающая все звенья системы госуправления и разлагающая общество тотальная коррупция;
– вопиющее так называемое (в современной терминологии) «излишнее» неравенство, то есть стимулирующее не экономическую активность, но, напротив, фрустрацию и пассивность;
– формирование, пусть и еще неформально, но вновь сословного общества, становящегося все более мощным тормозом на пути развития;
– явная несправедливость, предвзятость и коррумпированность всей судебной и правоохранительной системы, впрочем, адекватная той феодализации общества, что и является истинным курсом нынешней власти.
Отсюда вывод: для решения этих проблем нужны новые чрезвычайные созидательные усилия, в том числе по сплочению большинства наших сограждан, ныне намеренно разделенных совершенно искусственными применительно к ХХI веку перегородками «чистых» идеологий середины XIX –начала ХХ века.

Уважаю всех носителей «чистых» идеологий. Человек с тем или иным, всегда в чем-то идеалистическим мировоззрением – для меня лучше, чем сугубо лишь торгово-спекулятивное существо. Как, помните, у Островского: «У меня, Мокий Парменыч, ничего заветного нет; найду выгоду, так все продам, что угодно».
Конечно, искренне уважаю идейных людей, но призываю носителей «чистых» идеологий (разумеется, обращаюсь лишь к носителям национально ориентированных идеологий) на нынешнем драматическом этапе жизни нашей страны не конфликтовать, а пытаться лучше понять друг друга, не педалировать разъединяющее, но вычленить объединяющее.
В этом направлении и работаем.
Наблюдателям со стороны в это даже трудно поверить, но нет сегодня в оценке нынешней ситуации и жизненно необходимых чрезвычайных решений столь уж непреодолимых разногласий между, с одной стороны, коммунистами, с другой стороны – имперцами, националистами и даже монархистами. То есть между теми, кто традиционно считался совершенно непримиримыми противниками. Перед лицом нынешней мировой и внутренней компрадорской олигархии мы все, кто на самом деле за свою страну, кто искренне за национальный и социальный прогресс, – союзники.
И вот весной этого юбилейного года, в рамках Московского экономического форума нам удалось провести публичные переговоры между КПРФ и ПДС НПСР (Постоянно действующее совещание национально-патриотических сил России) по единой социально-экономической программе – и такая единая программа была принята за основу (см. мою статью «К единству в действии»).
А теперь, буквально, к самому юбилею Революции, 23 октября нам удалось на совместной рабочей группе КПРФ – ПДС НПСР согласовать и принять за основу единую позицию национально и социально ориентированных сил по конституционно-государственному устройству на переходный период (до созыва Конституционного собрания и принятия новой Конституции после смены нынешней власти на подлинно национально и социально ориентированную).
Это объемный документ, но его основа, совсем кратко: суверенное правовое регулирование без какого-либо «приоритета международного права»; основа народовластия – референдум; ответственная власть, в которой президент – лишь высшее должностное лицо, то есть подконтрольное, подотчетное и наказуемое, занимающее пост не более двух сроков по четыре года в течение всей своей жизни; никакого отдельного от президента правительства под руководством «мальчика для битья» – президент должен быть непосредственным главой исполнительной власти; подлинная представительная власть с правом контроля за правительством и президентом; суверенное экономическое, в том числе денежно-кредитное регулирование – только со стороны органов государственной власти, в том числе Центральный банк – орган госвласти, вписанный в систему разделения властей, подотчетности, подконтрольности и наказуемости руководства; национальный контроль за природно-ресурсным комплексом и национализация стратегических отраслей; и никаких «госуслуг» – только функции, полномочия и ответственность власти перед обществом; наконец, исключение всех паразитических звеньев (вроде частных страховых компаний в государственном здравоохранении, коммерческих «управляющих компаний» в ЖКХ и систем типа «Платон» в сборе налогов) из экономической, социальной и политической системы.
То есть работаем над, надеюсь, мирной, легальной, но все же революцией – антиолигархической, антиростовщической, антикомпрадорской; в конечном счете – антипаразитической.
Увенчаются ли переговоры полным успехом – удастся ли договориться не только о единой позиции по основным содержательным вопросам, но и о выдвижении единого кандидата в президенты от социально и национально ориентированных сил, сплачивающего широкие слои граждан России? Это пока под вопросом.
И последнее. Чего в этих условиях пожелать детям и внукам? Большого общего и общенационального дела в жизни, социального прогресса в нашей стране, а также здоровья и счастья.
А вот чего им не пожелал бы?
Не пожелал бы, чтобы нашим правнукам еще через столетие пришлось бы вновь обсуждать, выучены ли уроки российской революции уже XXI века…

Юрий Болдырев 

Болдырев Юрий

http://sovross.ru/articles/1621/36180