Что происходит с нашими детьми?

сош5
Со дня страшного,  кровавого, трагического случая в школе № 5 п. Сосновый Бор прошло две недели.  Много уже написано, рассказано, показано  об этом не только в республиканских, но и в федеральных СМИ.
Мы — люди, родившиеся и выросшие в советское время, окончившие школы, где  в приоритете были не только качество знаний, но и воспитание гармонично развитого человека, коллективиста, когда один за всех, а все за одного, не можем отмолчаться и не выразить своего мнения об этом ЧП.
В одном из интервью кто-то из высокопоставленных  чиновников  Бурятии обронил фразу, что, мол, «и в советское время в школах творились кровавые разборки, но об этом умалчивалось, и нечего винить современную систему образования». Мы позволим себе   не согласиться с подобными утверждениями!
 В советское время дети были  сначала октябрятами, потом пионерами, а затем  гордились тем, что приняты в комсомол. А стать пионером тоже было почётно! Была чёткая  воспитательная система, идеологически продуманная, с качественной подготовкой кадров  пионервожатых, организаторов воспитательной и внешкольной работы, постоянной учёбой в институтах повышения квалификации. И школьники проходили через школы пионерского и комсомольского актива. Вот это и есть система, целенаправленно готовящая детей к жизни, воспитывающая граждан любимой страны, отвечающих за свои дела и поступки.  А сегодня этого нет.
Считаем, что это одна из главных причин того, что сегодняшние школьники могут идти в школу с ножами, топорами и коктейлями Молотова. В  нынешней системе образования, к сожалению, ничего достойного не придумано  взамен пионерии и комсомола. Да, созданы различные общественные организации, но нет общей концепции воспитательной работы, нет идеологии, что значит отсутствие  полноценного патриотического воспитания.
Поэтому вся воспитательная работа плывёт по течению под названием «Кто во что горазд», а именно: в какой-то школе развито волонтёрское движение, в какой-то — хороший физрук, и там во главе угла – спорт и имеются спортивные достижения, в другой все поют и пляшут, потому что работают там замечательные музыканты и хореографы, т.е. если есть специалист хороший, активный, в этом направлении и будем работать, а каких хочется взять в школу – директору не позволяет ФОТ. Кстати, о заработной плате директоров  школ, особенно крупных, хотим сказать особо: именно НСОТ позволила платить им зарплаты, во много раз превышающую зарплату рядового учителя. Как вы думаете, какой микроклимат уже десятилетие царит в наших школах? Ведь именно от руководителей школ зависит распределение стимулирующей части учителям, вот и приходится им подстраиваться, угождать, не перечить тем, от кого зависит их материальное благополучие. А если характер не такой? А если ему это противно? Комментарии излишни…
Но нам могут возразить, что распределением занимаются   управляющие советы школ, куда входят родители, председатели  методобъединений, профсоюз. Не верьте им! Это на бумаге всё правильно написано… И на что ещё хотелось бы обратить внимание:  НСОТ, так называемая новая система оплаты труда, введённая в республике в 2008 году,  привела к тому, что никто теперь из учителей бесплатно не  стремился  работать, никто не уделял  дополнительного внимания на Колю или  Веру, которые входят в группу риска (плохо учатся, пропускают уроки, курят, обижают младших и т.д. и т.п.). Все стали гоняться за результатами: победами в олимпиадах, в конкурсах, соревнованиях, чтобы заработать баллы, которые потом переводились в рубли. А Коли и Веры, как правило, в списках победителей отсутствовали, так стоит ли на них обращать внимание учителю, заваленному кипой бумаг и отчётов? Раньше можно было за ставку в 18 часов более-менее получать учительскую зарплату, успевать   качественно  готовиться к урокам, просматривать нужную литературу.  С введением НСОТ (новой системы оплаты труда)  в школах 18 часов не стало хватать на жизнь, все стали брать по возможности   часов на полторы или  две ставки,  а иначе – копейки, хоть плачь. Учителя превратились в урокодателей – воспитанием некогда  заниматься!
А ведь у нас в Бурятии НСОТ была введена в виде эксперимента раньше  многих регионов в стране!   Бурятия была в числе федеральных  экспериментальных площадок  (ФЭП) по введению разных новшеств в образовании! Да,  оглянуться не успели, а уже 10 лет с тех пор прошло – целое поколение выросло!
Обратимся к тексту журналиста «Советской России» Екатерины Польгуевой. Она тоже пытается призвать общество к ответу на вопрос, что стало с нашими детьми.
«Что с детьми?» – это был первый вопрос пермской учительницы Наталии Шагулиной, когда она пришла в сознание и смогла говорить. Наталия Васильевна тревожилась о своих четвероклассниках.
«Что происходит с нашими детьми?!» – этот поистине кричащий вопрос стоит сегодня перед всеми нами – и он не должен остаться риторическим. Ответ надо искать немедленно. Иначе трагедии  Перми и Бурятии будут повторяться, а у общества просто не останется шансов на нормальное будущее.
Одноклассники Антона Б.из Улан-Удэнской школы  говорят, что он и его предполагаемые сообщники были тихими и спокойными ребятами в классе (некоторые утверждают, что их даже травили) – никто не ожидал от них ничего подобного. Вроде бы Антону как раз пострадавшая учительница поставила «двойку» по русскому языку за четверть, что означало недопуск к экзамену за основную школу. Вот, видимо, у парня «сорвало крышу» – и он решил отомстить. А под топор и нож попали, в том числе, никак не виноватые в его проблемах семиклассники. Хотя, по мнению школьного психолога, проблем у Антона не было. В конце прошлого года он прошел психологический тест, показавший, что «все в порядке».
Но это пусть крайне важные для выяснения обстоятельств конкретной трагедии, но все же частности. У Льва и Александра, учинивших  резню в Перми, никаких конфликтов с пострадавшей учительницей и четвероклассниками точно не было. Однако было множество проблем, которые разрекламированные и навязываемые школам «психологические службы» и не думали решать. Разве что оштрафовали родителей одного из парней, которые обратились в органы по делам несовершеннолетних за помощью: мол, не справляются с сыном…
Откуда в подростках, даже в детях, столько отчаяния, ненависти к школе, к сверстникам, к учителям, к себе самим, к жизни вообще? Мы уже сообщали, что организатор пермской резни был большим поклонником видео с массовыми расстрелами и расправами, главным образом школьными. Два десятка подобных роликов выложено у него на странице ВКонтакте. Под роликами множество комментариев, суть которых – восхищение убийцами. «Можно, конечно, заняться самоуспокоением: мол, это для красного словца. Но ровно до следующего страшного случая, который, судя по состоянию нашего общества, неизбежно произойдет», – говорится в материале. Однако все же не думалось, что произойдет так скоро.
Вот и вскрылась следующая причина произошедшего: доступный днём и ночью интернет, видео, игры, культивирующие насилие и агрессию. У очень многих школьников развивается опасная зависимость от гаджетов. Дети, порой, теряют реальность, увлекаясь играми с несколькими жизнями…  Может, в этом корень зла?
И тем страшнее совершенно неадекватная реакция на острейшую проблему со стороны государственной власти. Хотя видимость озабоченности проявлена. Глава Бурятии Алексей  Цыденов даже прервал свой визит в Монголию и срочно возвратился в Улан-Удэ. Заявления делаются на уровне Государственной думы и Совета Федерации. При этом, если судить по речам высокопоставленных чинов, вся беда, оказывается, в недостаточно хорошей организации охраны школ! Срочно надо выделить очередные бюджетные миллиарды для установки металлодетекторов и заключения договоров с частными охранными предприятиями. Иными словами, требуется окончательно превратить российские школы в учреждения закрытого типа. Ведь где металлодетекторы – там и личный досмотр и т.д. и т.п.
Заместитель председателя Госдумы Ирина Яровая полагает необходимым провести повторный мониторинг и поверку работы тревожных кнопок в российских школах после недавних нападений.
В школах требуется ввести единый стандарт обеспечения безопасности для предотвращения нападений, подобных пермскому и бурятскому, а Совфед готов подключиться к законодательному обеспечению этой работы, заявила первый зампред комитета Совета Федерации по науке, образованию и культуре Лилия Гумерова. По ее словам, единый стандарт безопасности должен прописывать такие аспекты, как требования к ЧОПам, установленной в школе сигнализации, оружию у охранников, их числу и техническому оснащению.
Ну точно, не школа, а тюрьма строгого режима! Как же раньше-то обходилось  без массовых расправ, когда всей охраны в школе – техничка тетя Маруся? Даже в «лихие 90-е». Драки в школах – да, случались, но чтобы сами ученики задумывали и осуществляли вооруженные расправы, особенно, как в Перми, над маленькими.
Однако если эти меры хоть как-то эффективны против внешних захватчиков (террористов, например), то они, как минимум, бесполезны в условиях, когда речь идет о самих детях, решившихся на расправу».
Сделало ли правильные выводы для себя Министерство образования Бурятии? Понимает ли бывший министр образования Алдар Дамдинов, ныне депутат Госдумы, что в этом ЧП в школе № 5 есть и его вина, его ведомства, годами красиво проводившими БОФы о повышении качества образования, качества воспитания и в то же время беспощадно проводившими оптимизацию в системе образования республики? Были сокращены почти во всех школах психологи и психологические службы, те же сторожа, вахтёры, организаторы досуга, вожатые, потому что не получалось  отчитаться о повышении зарплаты учителей —  денег в ФОТе (фонд оплаты труда) не хватало на стимулирующую часть. Понимает ли всю ответственность нынешний министр Жалсанов Б.Б., который что и сумел сделать, как срочно нашёл деньги и на психологов, и на сторожей, только вот на охрану школы  также продолжают собирать с родителей городских школ, и этих же родителей охрана теперь в школу не пускает ради безопасности. Вот так.
И ещё хотелось бы сказать в защиту школ следующее. Нельзя всё сваливать на школу, делать её виноватой во всех грехах. Где родители, отвечающие за воспитание своих чад? Почему сейчас детям дозволено оскорблять учителей, жаловаться на них в разные органы, и родители в этом не отстают?
 Престиж учителя необходимо поднимать! И это ещё одна причина, на наш взгляд, в случившемся – в отношении общества к труду учителя. Он не должен  быть таким низким!
Анна Айланова.