Почему сокращение числа депутатов Хурала приведёт к разрушению Бурятии

Баир Цыренов3

«Задушить республику». Почему сокращение числа депутатов Хурала приведёт к разрушению Бурятии

Призывы к сокращению численности депутатов Народного Хурала Бурятии вновь грозят выйти на первые полосы в прессе. Выборы Путина закончились, и теперь главная тема — выборы в бурятский парламент. 

Уже сегодня без риска ошибиться можно прогнозировать, что перед выборами в Народный Хурал Бурятии, которые состоятся всего через полгода, в сентябре 2018 года, эта популярная идея вновь будет педалироваться со стороны проправительственных депутатов.

Давайте рассмотрим, действительно ли это выгодно избирателям.

Как президенты “нагибали” Хурал

Мотив такого шага ясен: все хотят спокойной жизни, любой лидер в исполнительной власти — губернатор ли, мэр ли крупного города, глава района или поселения — мечтает о том, чтобы иметь при себе небольшой, малозатратный, а главное, послушный орган представительной власти, которому что скажешь, то он и утвердит. И не будет тебя контролировать, выставлять условия, требовать преференций, прикрываясь «волей народа».

Идеалом и вдохновляющим примером такого «карманного» парламента много лет была городская дума в многомиллионной Москве при мэре Лужкове, которая тогда состояла из 20 (!) сытых и спокойных депутатов, без проблем «подмахивающих» любые решения мэрии относительно городского хозяйства, земли и имущества. По сути, это был небольшой «депутатский отдел» при мэрии Москвы, ни разу не доставлявший «Лужкову и Ко» никаких беспокойств.

В Бурятии всегда все было по-другому. И при Леониде Потапове, и при Вячеславе Наговицыне.

Да, Хурал «нагибали», ставили во главе его послушных людей (Александр Лубсанов, Матвей Гершевич), демонстративно унижали. Чего стоят только случаи с «голосованием по Скуратову» при Потапове или с назначением «левого» Гершевича на пост спикера при Наговицыне!

Напомним, что в первом случае депутатам сказали, что «сломалась» электронная система голосования и голосовать за сенатора от республики они будут под строгим взором президента Бурятии. Кладя свои бюллетени в две лежащие перед ним стопки  — «за» и «против» нежелательного для власти Юрия Скуратова.

А во втором случае во время выборов спикера депутатов-«единороссов» «нагнули» голосовать против коммуниста Вячеслава Мархаева и за «пенсионера» из прокуратуры Матвея Гершевича, которого для этого и «пристроили» в Хурал. Все это было.

Как Хурал “нагибал” президентов

Тем не менее, ни Потапову, ни Наговицыну никогда не жилось с таким Хуралом спокойно.

При Потапове были депутатские расследования с махинациями по программе «Социальное жилье». Тогда потаповским министрам, «нуждающимся» в улучшении жилищных условий, пришлось-таки возвращать государству квартиры, незаконно полученные ими по этой социальной программе.

При Наговицыне были скандалы в парламенте, связанные с «домиком Наговицына» и назначением ректором БГУ Николая Мошкина, обвиняемого в плагиате.

Кстати, именно после скандала с БГУ Матвей Гершевич, бросившийся грудью на защиту ставленника Наговицына, был вынужден уйти с поста председателя Народного Хурала. В каком еще субъекте Федерации России депутаты могут сместить послушного исполнительной власти спикера регионального парламента в пику действующему губернатору или главе республики?

Поэтому неудивительно, что все последние 10 — 12 лет на площади Советов в Улан-Удэ периодически возникают разговоры: а не сократить ли нам Хурал и приструнить «смутьянов»?

Как объездить хуральскую лошадку?

С 2006 года было предпринято несколько попыток добиться сокращения числа «народных избранников». Предлагались разные варианты депутатского «поголовья» — от 25 до 44. При этом лейтмотивом для шумового сопровождения в СМИ этих инициатив было спекулятивное утверждение о необходимости сократить бюджетные расходы на содержание Народного Хурала.

Последний раз такая попытка была летом 2016 года. И рассматривалась она администрацией бывшего главы республики Наговицына как наказание депутатов за смещение ими лояльного главе Гершевича. Тогда несколько проправительственных депутатов во главе с Александром Стопичевым подготовили законопроект об изменениях в Конституцию Бурятии, которые предполагали, что число хуральских депутатов будет уменьшено с 66 до 44 человек.

При этом утверждалось, что «экономическим эффектом» от такого сокращения будут 36,74 млн рублей (1 670000 * 22 = 36 740 000), которые якобы можно будет пустить на другие полезные вещи. Сумму затрат на одного депутата в год тогда определили в 1,67 млн рублей.

Тогда изменить Конституцию Бурятии не удалось. Несколько депутатов отозвали свои подписи за рассмотрение законопроекта Стопичева на очередной сессии Народного Хурала, и сам проект, таким образом, был тоже отозван из бурятского парламента.

Но в марте 2018 года эту тему вновь подняли депутаты Борис Ботоев и Матвей Гершевич.

— Есть вопрос по количественному составу Народного Хурала. В обществе действительно «бродит» мысль, что у нас в республике, где население меньше миллиона и 65 депутатов, это достаточно много, — заявил на круглом столе в честь годовщины Конституции Бурятии Борис Ботоев. —  Я хочу привести некоторые примеры субъектов РФ, в том числе и городов-многомиллионников, которые имеют гораздо меньше депутатов. Поэтому эти цифры прозвучат явно не в нашу пользу!

Бывший хуральский спикер Матвей Гершевич считает, что оптимальное количество депутатов в парламенте Бурятии 30 — 35 человек.

— Да, я был даже инициатором сокращения, подписывал первое обращение по этому поводу. Закон допускает количество депутатов от 25 до 70. Мы находимся почти на верхнем уровне.  Когда парламент только создавался, когда не было полной законодательной базы, работы было много, такое число было оправдано. Но с этим мы успешно справились, сейчас мы только вносим изменения в законы и приводим законы республики в соответствие с федеральными. Нужды в дискуссии нет, — заявил Гершевич.

Во сколько же жителям Бурятии обходится содержание одного депутата?

Итак, сам спикер Цырен-Даши Доржиев стоит нам 3,85 млн рублей в год.

Каждый из 14 сидящих в Хурале на зарплате депутатов — 2,62 млн рублей, «неосвобожденный» депутат — 825,8 тыс. рублей. Если общую сумму затрат на депутатов в 82,6 млн рублей разделить на их численность (66 депутатов), то в среднем получается чистых выплат 1,25 млн рублей в год на одного депутата.

К этому необходимо добавить еще зарплату помощников депутатов, которую, как правило, получают их родственники или близкие им люди. И эти суммы тоже, как говорится, «из семьи никуда не уходят». Это приблизительно еще 1,09 млн рублей в год на одного депутата. Поскольку из 142,5 млн рублей, выделяемых бюджетом на зарплату аппарата Хурала, помощникам депутатов достается 72 млн рублей.

Таким образом, средний депутат Народного Хурала «стоит» 2,34 млн. рублей в год. А не 1,67 млн рублей, как было записано в «законопроекте Стопичева» 2016 года. Плюс к этому 14,9 млн рублей в год на всех на «перья и бумагу» и 18 млн рублей — на то, чтобы депутаты «светились» в телевизоре и в газетах.

Казалось бы, сам бог велит нам сократить число этих «дармоедов» и уменьшить затраты на закупку «кормов»! 

Не прочь выслужиться перед исполнительной властью и другой коллега Стопичева, Ботоева и Гершевича — бывший эсер, а ныне «единоросс» Сергей Мезенин. Он почему-то считает, что при сокращении Народного Хурала до 25 депутатов расходы на его содержание «уменьшатся в разы».

Посмотрим, так ли это. И что же полезного может дать лежащий «в загашнике» законопроект Александра Стопичева о внесении изменений в Конституцию Бурятии, который, скорее всего, скоро вновь начнут проталкивать в Хурал?

Лукавый законопроект

Однако лукавство проправительственных депутатов, выступающих за сокращение депутатского «поголовья», заключается в том, что на самом деле никакого сокращения расходов не произойдет!

Наоборот, платить депутатам мы будем еще больше, а взамен этого получим «карманный» парламент, который уже не сможет исполнять свои контролирующие исполнительную власть функции. Поскольку всех оставшихся 44 депутатов задумано посадить на зарплату со всеми причитающимися дополнительными выплатами.

Суть предложений депутатов Стопичева, Ботоева, Гершевича и Мезенина заключается в следующем. Сокращая на 22 человека число дешевых «неосвобожденных» депутатов, каждый из которых стоит нам в год 1,8 млн рублей (0,82 млн руб. + 1,09 млн руб.), мы увеличиваем на 29 человек число дорогих «освобожденных» депутатов стоимостью в 3,71 млн рублей в год каждый (2,62 млн руб. + 1,09 млн руб.)!

Это если принять «проект Стопичева», согласно которому число депутатов сокращается с 66 до 44, но при этом вместо 14 «освобожденных» депутатов, работающих в парламенте на профессиональной основе, нам на шею садятся еще 29 «профессионалов».

Соответственно, уменьшив расходы на 39,6 млн рублей (1,8 x 22) в одном месте, мы увеличиваем те же расходы на 107,6 млн рублей (3,71 x 29)! Таким образом, расходы на депутатов не только не уменьшатся, а наоборот, увеличатся на 68 млн рублей. Это при нынешних ценах на одного депутата.

На сколько же человек можно сократить или увеличить число депутатов?

География проблемы

По федеральному закону «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти РФ» максимальное число депутатов парламента Бурятии может составлять 70 человек.

Закон говорит о том, что в регионе с численностью избирателей от 500 тыс. до 1 млн человек (в РБ на 1 января 2018 года было зарегистрировано 715 139 избирателей) число депутатов регионального представительного органа должно составлять не менее 25 и не более 70 человек (см. таблицу 1).

Таблица № 1. Численность региональных парламентов в РФ

Численность избирателей в регионе (чел.) Минимальное число депутатов (чел.) Максимальное число депутатов (чел.)
Менее 500 000               15            50
От 500 000 до 1 000 000               25            70
От 1 000 000 до 2 000 000               35            90
Свыше 2 000 000               45           110

Теперь сравним число депутатов у наших соседей в Сибири, а также в других национальных республиках России. Так, например, в Законодательных Собраниях в Иркутской области (1 865 247 избирателей) и в Забайкальском крае (806 797) сегодня заседают соответственно 42 и 50 депутатов.

В то же время в Саха-Якутии, где избирателей меньше, чем в Бурятии (633 598 человек), число законодателей в Государственном Собрании (Ил Тумэне) составляет 70 депутатов. В соседней с нами Тыве (192 234 избирателей) — 32 депутата, в Хакасии (401 347) — 50, в Республике Алтай (159 195) — 41 депутат.

То есть в Якутске и Абакане в парламентах сидит максимально возможное число депутатов, а в Кызыле и Горно-Алтайске (Туллу Алтае), где избирателей в 3,5 — 4 раза меньше, чем у нас, депутатов меньше всего — в 1,5 — 2 раза.

Приведем другие примеры. Кроме Якутии и Хакасии максимальное число депутатов в Адыгее (50 депутатов, 336 053 избирателя), Башкортостане (110 депутатов, 3 059 787 избирателей), Дагестане (90 депутатов, 1 677 969 избирателей), Кабардино-Балкарии (70 депутатов, 536 343 избирателя), Карачаево-Черкессии (50 депутатов, 301 131 избиратель), Северной Осетии (70 депутатов, 512 629 избирателей).

Таблица № 2. Региональные парламенты с максимальной численностью депутатов

Субъект Федерации Число избирателей (чел.) Число депутатов (чел.) Максимально возможное число депутатов (чел.)
Адыгея 336 053 50 50
Башкортостан 3 059 787 110 110
Дагестан 1 677 969 90 90
Кабардино-Балкария 536 343 70 70
Карачаево-Черкесия 301 131 50 50
Саха-Якутия 633 598 70 70
Северная Осетия-Алания 512 629 70 70
Хакасия 401 347 50 50

Близкое к максимальному число депутатов есть в целом ряде других республик (см. таблицу 3).

Таблица № 3. Региональные парламенты с близкой к максимальной численностью депутатов

Субъект Федерации Число избирателей (чел.) Число депутатов (чел.) Максимально возможное число депутатов (чел.)
Республика Алтай 159 195 41 50
Ингушетия 222 189 32 50
Республика Крым 1 483 136 75 90
Марий Эл 545 605 52 70
Татарстан 2 935 867 100 110
Тыва 192 234 32 50

Из этого видно, что, если сократить число депутатов Народного Хурала, например, до 44 человек, то у нас их будет значительно меньше, чем в Марий Эле (52 депутата, 545 605 избирателей), где избирателей почти на 200 тысяч меньше, чем в Бурятии. А также меньше, чем в Адыгее (50 депутатов), где избирателей в два с лишним раза меньше, чем в Бурятии. И почти столько же, сколько в Республике Алтай (41 депутат), уступающей нам по числу избирателей в 4,5 раза.

Лучше больше?

Есть ли другие варианты экономии расходов на Народный Хурал Бурятии?

Пока никто, кроме депутата-коммуниста Баира Цыренова, не выступал с обратным предложением — увеличить число депутатов (или оставить то же число 66), сократив при этом расходы на содержание Народного Хурала. Тем не менее, это предложение могло бы стать весьма продуктивным.

Дело в том, что интересы простых жителей региона прямо противоположны стремлениям глав исполнительной власти сократить количество представителей населения во власти и сделать свою жизнь более спокойной. Для нас же чем шире представительство людей в законодательном органе, тем лучше.

Сегодня до прямого участия населения в решениях власти еще далеко. Прямая демократия, когда решения принимаются большинством голосов, как на Новгородском вече, в действие еще не вступила. Хотя взрослое население, почти на 100% оснащенное средствами быстрой передачи своей воли (мобильными телефонами, смартфонами, айпадами и компьютерами), технически и морально к этому почти готово. По крайней мере, местные референдумы по различным проблемам жизни местного сообщества технически возможно проводить хоть завтра.

Тем не менее, участие во власти через своих представителей (депутатов) остается главной формой осуществления «власти народа» (демократии). И сокращение представительства разных слоев населения в законодательных органах прямо противоречит интересам большинства избирателей.

Pro et contra

Поэтому спекуляции на тему дорого обходящихся нам и якобы бесполезных депутатов, которых кровь из носу нужно сократить, фактически направлены против населения, простых жителей республики.

Во-первых, таким образом, мы сами себя ограничиваем в возможности участия во властных решениях, уменьшаем свое же представительство во власти. В Народном Хурале  даже при существующем количестве депутатов не представлено большинство политических партий и общественных движений, нет представителей целого ряда территорий и местных сообществ, социальных групп, а также коренных народов и этнических диаспор.

Там сегодня нет ни одного представителя эвенков, сойотов, тофаларов, не представлены (или слабо представлены) некоторые муниципальные районы Бурятии, имеет место явный перекос по гендерному, возрастному и профессиональному признакам. Лицо нынешнего Хурала — это пенсионного или предпенсионного возраста мужчина, бывший чиновник, руководитель госучреждения и крупной частной фирмы, живущий в Улан-Удэ (даже если он представляет другую территорию). В парламенте Бурятии мало женщин, почти нет молодежи или людей моложе среднего возраста.

Если сократить число депутатов Народного Хурала, то такой перекос усугубится, а голосование «по свистку» станет не просто нормой, а вообще единственной формой голосования. Нам это надо?

Во-вторых, справедливая критика прикормленных властью депутатов, устроивших себе в Хурале «синекуру» — это тот случай, когда «нечего на зеркало пенять, когда рожа крива». Ведь мы же сами выбираем таких депутатов! При этом призывы сократить «дармоедов», по сути, контрпродуктивны. Поскольку сокращение числа депутатов лишь уменьшает вероятность того, что в парламент могут пройти нормальные люди, способные на самом деле  отстаивать интересы тех, кто их выбрал.

Как раз такие, независимые от властной элиты и бизнес-корпорации люди и должны в идеале представлять наши интересы во власти, контролировать зарвавшихся чиновников, разумно распределять наш с вами общий бюджет, добывать нужную нам социально важную информацию в исполнительной и судебной властях, в правоохранительных органах.

Особенностью законодательства Бурятии является то, что Народный Хурал в отличие, например, от Государственной думы России обладает гораздо более широкими властными и контрольными полномочиями. И Бурятия фактически является не в чистом виде президентской, а скорее, парламентско-президентской республикой.

Качество депутатского корпуса Хурала улучшится не тогда, когда сократится число депутатов, а когда этих самых депутатов мы сами будем выбирать более осознанно.

Поэтому простые избиратели заинтересованы не в том, чтобы сокращать число своих же представителей в законодательной власти республики, а наоборот, расширять и количественно увеличивать такое представительство!

Совершенству нет предела

И об уменьшении расходов на содержание Хурала и урезании депутатских «хотелок». В этом направлении есть целых три варианта действий — один лучше другого.

  1. Уменьшить, причем весьма значительно, сумму расходов на депутатскую деятельность, оставив при этом то же самое число депутатов (простая экономия).
  2. Оставить ту же сумму расходов, увеличив число депутатов (оптимизация деятельности типа «за те же деньги работает больше народа»).
  3. И, наконец, уменьшить сумму расходов, увеличив при этом число депутатов (нет предела оптимизации – «больше народа работает за меньшие деньги»)!

И последнее. Для экономии бюджетных средств не менее привлекательным для населения является вариант сокращения расходов на содержание исполнительной власти Бурятии (администрации главы и правительства), которые составляют сумму несопоставимо большую, нежели затраты на депутатов. Чтобы у чиновников было меньше искушений участвовать в скандалах наподобие тех, что имели место при бывшем главе республики. В так называемом «мебельном деле» или в деле вокруг «домика Наговицына».

Сергей БАСАЕВ

http://asiarussia.ru/news/19310/

https://www.infpol.ru/news/politics/142547-komu-nuzhen-malenkiy-poslushnyy-khural/