ЖКХ- потрошитель

Коммунальные поборы

Автор: Октябрина Ешеева.
По расчетам экономиста Анатолия Масловского, жители Бурятии переплачивают за тепло лишние 30-35 процентов, в деньгах это получается 130 миллионов рублей.
Анатолий Масловский – известный в Бурятии специалист по вопросам управления финансами. Экономист, занимающийся проблемами региональной экономики. Руководитель экспертной группы по проблемам ЖКХ в региональной общественной организации «Боевое братство».
— С лета прошлого года члены экспертной группы — представители общественной организации «Боевое братство» не могут зайти в Республиканскую службу по тарифам и проверить формируемые тарифы на тепловую энергию от ТГК-14. На эту тему вышел ряд материалов в СМИ. Анатолий Владимирович, что изменилось за прошедшее время?

— Если говорить о тарифах на тепло, нас до сих пор не пускают проверить составляющую тарифов в республиканскую службу по тарифам. Мы писали письма, обращались лично к главе республики Вячеславу Наговицыну. Ответа не получили от него.

— Когда обращались с этими вопросами к главе Бурятии?

— Мы ходили к нему на прием в апреле вместе с депутатом Улан-Удэнского горсовета Николаем Будуевым. Он тогда нам предложил зайти в РСТ и проверить расчет тарифов на тепловую энергию. Сказал: вы приходите к ним, сделайте проверку. Убедитесь, что там все в порядке. После этого мы написали письмо с информацией, когда именно можем туда зайти, подали список лиц из членов экспертной группы, которые войдут в состав комиссии. Но нам на это письмо глава республики не ответил. Пришло письмо из РСТ, в котором сообщалось: хотите проверить — заходите на сайт.

— Получается, отфутболили вас?

— Ну, во-первых, не было даже отписки. Глава республики просто проигнорировал наше обращение, хотя при встрече сам нас пригласил сделать эту проверку. Я думаю, что они боятся нашей проверки. Если бы не боялись, то, наверное, разрешили. Там не должно быть никакого секрета, ведь вся информация, которая им представляется, публичная.

— Есть приблизительные расчеты о том, какова финансовая картина, например, с тепловой энергией от ТГК-14? Много ли мы переплачиваем там?
— По нашим оценкам, мы переплачиваем примерно 30-35 процентов. По деньгам эта переплата выливается в сумму более 130 миллионов рублей в месяц. Это деньги, которые собираются с населения города. Чтобы это доказать или опровергнуть, мы и хотели сделать проверку.
— Каким образом вы вычислили эту цифру в 130 миллионов рублей?
— А когда взял 30-35 процентов от общей заявляемой ими суммы сборов за тепло. Тогда и получилась эта цифра.
— Вопрос в таком случае: куда идут эти деньги? Ведь ТГК-14 постоянно жалуется, что средств не хватает на ремонт, инвестиции. И этот тариф у них еще по-божески рассчитан…
— Но этим делом должны заниматься соответствующие органы. Мы (представители общественной организации «Боевое братство» — авт.) на «круглых столах» по составляющей тарифов ТГК-14 в июле прошлого года предлагали прокуратуре: давайте сделаем совместную проверку там. Они нам отказали.
— Кстати, руководство ТГК-14 считает, что на сайте РСТ достаточно информации для потребителей?
— Да. Вы же тоже плательщик. Зайдите на сайт. Там должна быть предоставлена информация, понятная для неподготовленного человека, объясняющая, почему именно такой тариф, не меньше и не больше.
— А это там есть?
— Вы зайдите и посмотрите. Я не нашел.
— Получается, что Вы даже со своей подготовкой профессионального экономиста, аудитора не нашли ответа на свои вопросы? В таком случае, что говорить о нас? А как, интересно, дела обстоят в другой сфере – в ЖКХ?
— В ЖКХ? Здесь, прежде всего, надо понять, какой объем денег там крутится. Если мы платим в среднем по 15 рублей — кто больше, кто несколько меньше за 1 квадратный метр — сегодня такие тарифы по коммуналке установлены в Улан-Удэ…
— Это средняя цифра по городу по управляющим компаниям?
— Да, в среднем берем 15 рублей за квадратный метр. У кого-то это стоит 14,80 рублей, у других – 15,60, есть дома, которые платят по 16-10. Эти суммы берутся за ремонт и обслуживание жилья. И вот если у нас по Улан-Удэ около 6 млн. квадратных метров жилья в МКД, то получается, что каждый месяц мы в совокупности платим около 90 миллионов рублей.
— Какая часть средств из этой суммы уходит на чисто производственные расходы, на работу управляющих компаний в виде зарплаты, разные налоговые отчисления, приобретение техники, ГСМ?
— Конечно, никто точные расчеты не делал, но по оценке отдельных моих коллег, которые занимаются этим вопросом, себестоимость работ завышена. Примерно переплачиваем 30-50 процентов. То есть те объемы, которые они делают, не соответствуют той сумме, которую мы им платим. Но я еще раз подчеркиваю, что это приблизительные подсчёты. Чтобы убедится в правильности этих выводов, нужно провести проверки хотя бы нескольких компаний выборочно, и по ним уже можно делать какие-то выводы, понять истинные процессы, которые происходит в этой сфере.
— Осенью прошлого года введена плата за капитальный ремонт многоквартирных домов. Сегодня эти платежи стали называть коммунальным налогом. Как вы оцениваете эти поборы и требования?
— Во-первых, капитальный ремонт, конечно, должен быть, его надо делать. Но оплата должна быть дифференцированной, по каждому дому отдельная. Вот, например, наш крупнопанельный дом. Срок его эксплуатации 50 лет. Уже прошло 45 лет, как он существует. Какой капитальный ремонт?
— То есть его уже нет смысла ремонтировать? За что платить тогда?

 

— Я не знаю. Но я считаю, что через пять лет он перейдет в разряд аварийного жилья. И тогда надо будет решать вопрос, что с ним делать дальше. Это, во-первых. Во-вторых, в нашем доме уже сделали капитальный ремонт в рамках федеральной правительственной программы по реформированию ЖКХ. Тогда они нам сообщили, что отремонтировали кровлю и подвал.
— Кроме того как-то Вы говорили, что в своих квартирах сами жильцы заменили окна на стеклопакеты, сантехнику, в частности, чугунные трубы на новые по всем стоякам. Разве это не считается ремонтом?
— Как объяснил мне глава республики, в составляющую тарифа по капитальному ремонту эти работы не входят. Входят только ремонт кровли и подвала. Все остальное мы должны делать за свой счет.
— В таком случае остальную часть дома должен ремонтировать тот же собственник?
— Остальную часть хотите — ремонтируйте, не хотите — не ремонтируйте. Это ваше дело. Видимо, так считают разработчики тарифа.
— Вы присутствовали на том совещании, где чиновники вместе с Общественной палатой РБ подвели итоги лицензирования предприятий ЖКХ. Каковы впечатления от этого мероприятия?
— Все возвращается на круги своя. Какие могут быть выводы? Власти от лица управляемой ими Общественной палаты РБ сделали вид, что народ согласен с итогами лицензирования компаний. Придали таким образом легитимность прошедшей лицензионной кампании. А эти предприятия ЖКХ как работали спустя рукава, так и будут продолжать работать. Как мы переплачивали за их услуги, так и будем переплачивать дальше. Просто дело в том, что эта ситуация выгодна и чиновникам, и управляющим компаниям. Там большие деньги крутятся и, наверное, это всем дает хорошие доходы.
— И какой итог? Все безнадежно? Способны ли мы – общество пробить стену в этом вопросе, решить стоящие проблемы, победить эту коррупцию, круговую поруку, воровство, мздоимство?
— Думаю, сможем. Потому что Путин об этой проблеме знает. Недавно на совещании в Министерстве внутренних дел он говорил, что криминальное давление на экономику превысило все возможности государства, и призвал приложить все силы по противодействию коррупции. Мы должны поддержать усилия Путина по укреплению государства. Понимаете, у нас особая страна. Мы не Египет, не Ближний Восток, где тепло, где много еды, и есть или нет страна — вопрос вторичный. Наша страна находится в экстремальных климатических условиях. Если страна погибнет, то никто из нас не выживет. Вы сами представляете, что значит выжить в наших условиях без отопления, без помощи государства.

Мнение автора о работе управляющих компаний в городе Улан-Удэ

Управляющие организации работают по старинке, по шаблону, что не соответствует нынешним требованиям Жилищного кодекса. Жильцы не знают, сколько стоит та или иная услуга, не знают, за что платят. Что, например, можно сказать об организации, если она не может точно назвать площадь многоквартирного дома, путается? Отсюда получаются конкретные цифры за сдачу в аренду, объемы работы, которые делают управляющие организации на многоквартирном доме. Здесь формируются тарифы за коммуналку. Намеренное сокрытие информации от собственников жилья, кстати, позволяет свободно использовать средства в своих целях, манипулировать общественным мнением.

Как правило, почти повсеместно отсутствуют договора на управление общим имуществом МКД, не говоря о реальных договорах с конкретными собственниками жилья. Ни одну из организаций, проходивших лицензирование, нельзя назвать управляющей, поскольку они обслуживают лестничную клетку, крышу, подвал, двор – и далее ничего не видят.

По моим наблюдениям, сегодня наши «управляшки» — не только экономические субъекты рынка, способные давать рабочие места, прибыль, но и кроме того являются серьезным административным и политическим ресурсом власти.

Возьмите любые выборы, в том числе и прошлые осенние в Улан-Удэнский горсовет. Кто наряду со специальными представителями штабов наиболее активно работал в пользу тех или иных кандидатов? Конечно, управляющие организации, поскольку они отлично знают свои округа, проблемы, население, способны влиять через советы домов, активы ветеранов на выработку того или иного мнения. Кроме того они обладают немалыми финансовыми средствами, чтобы конкретно поддержать не только «своих» людей, но и самим идти во власть.Поэтому что остается делать собственникам жилья? Только объединяться, создавать свои, а не управляемые сверху советы домов, активнее изучать законодательство в этой сфере и отстаивать свои права. Причем в этой ситуации при всех выше названных недостатках лицензирование управляющих организаций стало неплохим инструментом в руках собственников жилья. Поскольку качество услуг, вопросы формирования тарифной политики, раскрытия экономической и иной информации собственники жилья теперь могут требовать от частных компаний по закону. А если они не соблюдают их, то надо поступать как в песне «Давай, до свидания!».

Самое главное, что показала прошедшая лицензионная кампания, народ уже нельзя дурить. Он достаточно умен, и будет активно влиять на многие процессы в этой сфере.

Источник: http://gazetarb.ru/news/section-society/detail-398636/