Погуще сеть набросили на сеть

Такими нелестными определениями наделили думские оппозиционеры законопроект Клишаса–Боковой–Лугового «О внесении изменений в Федеральный закон «О связи» и Федеральный закон «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» при рассмотрении его во втором чтении.

У документа есть короткие названия – о российском интернете или о суверенном рунете (от «ru» – код России, русского языка, имени домена + «net» – Сеть). 

Независимые эксперты, коммунисты и некоторые депутаты от думского меньшинства ставят этот законопроект в один ряд с двумя предыдущими, уже принятыми единороссами законами о наказаниях за фейки и за оскорбления в адрес крупных чиновников в соцсетях. Их авторы – всё те же Клишас и Бокова. Они страшат рядовых пользователей санкциями за высказывание своего мнения о тех, кто правит в РФ. Третий – хуже тех двух, считают коммунисты, его цель – закрыть для народа доступ к источникам другой, неподконтрольной властям информации, которая идет через интернет. 
Официальная же трактовка проекта – защита рунета от внешних кибератак, которые могут исходить-де от американских хакеров и других антироссийски настроенных «партнеров». И ради того, чтобы обеспечить людям, пристрастившимся к интернету, комфортное, бесперебойное, надежное пользование безграничной, как Вселенная, виртуальной сетью, принимается данный документ. 
Ради этого Роскомнадзору предписано снабдить операторов связи оборудованием для «безопасности рунета и централизованного управления Сетью», т.е. для фильтровки трафика и блокировки нежелательных ресурсов, чтобы «комфортнее» было пользователю. Регламентировать эти процессы будет, конечно, правительство, тем более, что, по слухам, лично премьер является большим знатоком в этой области. 
На защиту рунета, а точнее на его изоляцию, правительство кладет 30 млрд рублей. А если не защитим, пугал думцев председатель комитета по информационной политике Леонид Левин («Справедливая Россия»), то «страна понесет убытки в 20 млрд рублей». Страшилкой о потерях снабдила Левина некая социологическая компания. Только, как ни старались Левин и прочие сторонники законопроекта, они никого не убедили в необходимости цензуры для рунета. 
Так что второе чтение выдалось не менее напряженным и нервным, чем первое. Тогда законопроект критиковали за крайнюю противоречивость, намеренную запутанность, непрозрачность и даже обозвали «документом из категории «Г». Таким же его увидели депутаты после внесения 27 (из 58) поправок. «Умудрились так «поправить», чтобы ничего не изменить», – комментировали думцы «улучшенный» вариант. А ведь спикер В. Володин настоятельно рекомендовал тщательно поработать над вторым чтением. Тщательность, однако, выразилась в неприкосновенности главного замысла. Он, по словам Левина, заключается в том, чтобы «вне зависимости от внешних или внутренних условий интернет был доступен российским пользователям (в несколько подчищенной версии?), и в повышенной надежности российского сегмента сети интернет…». Ему тут же посоветовали называть законопроект правильно: «О цифровом рабстве, о введении цензуры в интернете и о том, что он в корне противоречит Конституции РФ». 
А еще депутаты озвучили появившиеся в прессе данные о реальной стоимости «суверенного рунета»: помимо официальных 30 млрд рублей, еще будет затрачено свыше 20 млрд на закупку оборудования, 4,5 млрд – на сбор информации об интернет-адресах, 5,5 млрд – на разработку программно-аппаратного обеспечения плюс миллиардные затраты сотовых операторов. «И все это ляжет на плечи наших граждан. Они заплатят за то, что их лишат права получать весь спектр интернет-информации. Это образец цинизма и наглости со стороны власти…» – заявляла думская оппозиция. 
В итоге фракции КПРФ, ЛДПР, «Справедливой России» отказались голосовать за принятие во втором чтении законопроекта об изоляции рунета. Но 320 единороссов сказали «да» и «исправили» положение. Третье чтение документа об антисвободе доступа к правдивой информации состоится 16 апреля, а в действие он вступит 1 ноября текущего года. 
Это третий гвоздь в гроб свободы слова в РФ 
– считает депутат-коммунист Алексей Куринный. Он выразил свое мнение о «суверенном рунете» в интервью «Советской России». 

– Алексей Владимирович, авторы законопроекта обещали смягчить его ко второму чтению…
– Никакого смягчения не произошло. Наоборот, он стал еще жестче. Основная его цель – не заявленная автономность, независимость и безопасность интернета, а ограничение доступа внешней информации на территорию РФ. 
Ни для кого не секрет, что сегодня основным и объективным источником информации для населения России является интернет. Он до сих пор неподвластен нашему правительству и соответствующим органам. Поэтому предпринимаются меры по ограничению трафика, по контролю за потоками информации, идущей за рубеж. Этот законопроект – попытка ограничить ту самую информацию. 
– Он связан своей направленностью с двумя другими законами Клишаса? 
– Разумеется, он звено той же цепи принятых ранее законов о фейк-ньюс и о наказании за оскорбление чиновников. И вот вгоняют третий гвоздь в гроб свободы слова в РФ. Все нововведения третьего законопроекта не имеют ничего общего с безопасностью и стабильностью работы интернета, для этого хватило бы дополнительных мероприятий по доменным именам и соответствующей работы с информацией внутри нашей системы. 
– А что конкретно предлагается? 
– Взять под контроль все точки доступа информации извне. Причем сами владельцы программных комплексов обязаны будут предоставить в Роскомнадзор информацию о своей структуре, технике. Более того, они обязаны будут установить соответствующее оборудование, которое позволит отследить трафик зарубежный, и в случае необходимости этот трафик выключить. Попытки такого вторжения уже предпринимались законами Яровой, речь шла об ог­ра­ничении в отношении Telegram в части его кодирования. Но тут требовались определенная техническая подготовка, интеллектуальные способности, с ними не заладилось, поэтому Роскомнадзор не выполнил поставленные перед ним задачи. Соответствующие зарубежные сервисы – Твиттер, Ютуб, Фейсбук – не выполнили указаний о хранении на серверах внутри РФ соответствующей информации о наших гражданах, точно так же, как Telegram не выполнил требования о предоставлении ключей от дешифрации. Попытки отключить, на программном уровне противодействовать… повлекли за собой обвал фактически всей нашей Сети и ухудшение ее работы.
– А что сегодня предпримет Роскомнадзор?
– Вариант отключения извне всех внешних потоков информации. Устройства, о которых говорится в законопроекте, непонятно, как будут работать, как их будут отключать в случае необходимости, т.е. по прямому указанию свыше, всю альтернативную информацию. Сейчас это приходится делать в Ингушетии. Там на фоне массовых протестов граждан полностью выключен интернет, чтобы протестные события не получили широкого освещения. Хотя информация все равно прорывается в интернет. 
Думаю, нечто подобное будет происходить в отношении остальных сервисов, которые сегодня не контролируются властью и не могут быть поставлены на службу подачи нужной для руководящих чиновников информации. 
Фракция КПРФ не поддерживает и этот законопроект, как два предыдущих. Мы считаем, что он направлен на формирование утопического «министерства правды», о котором говорил известный писатель. 
– Как цифровизация скажется на получении нами достоверной информации? 
– Если говорить о внедрении цифрового телевидения, то оно внедряется своеобразно… Кто-то попал в этот пакет, кто-то нет… Оппозиционные каналы в него не попали. В цифре население будет смотреть то, что контролируется. На первых позициях – каналы про власть, региональные, местные каналы той же направленности, с утра до вечера будут промывать людям мозги нужной информацией. 
– Цифровизировать будут за счет нас, рядовых налогоплательщиков, а подавать нам то, что выгодно правящему режиму? 
– Да. Только то, что нужно властям, будет переводиться в цифру и подаваться массам. Все остальное пойдет в отсев. Человеку трудно будет найти альтернативную информацию даже по цифровым каналам. Если говорить о политических новостях, то останется та же жвачка про Украину, Сирию, Трампа. Деятельность оппозиции, движение «Антикап», скорее всего, окажется за пределами доступа для общества. 
– А интернет?
– Он сегодня не контролируется, в этом беда для действующей власти. Если внутри, в части наших сервисов, сетей, еще можно гасить, перекупать, модифицировать нежелательный контент, то Ютуб, Фейсбук, Твиттер остаются неподконтрольными. 
– Говорят, цифровизация позволит упростить процедуру голосования на выборах? 
– Система цифрового голосования позволит избирателю голосовать из своего личного кабинета. Но совершенно непонятно, как обеспечить контроль и независимость такого голосования. Не будет ли так, что, например, директор школы вызовет к себе всех учителей, и они прямо у него в кабинете, под его неусыпным взглядом проголосуют как нужно. Сейчас мы бросаем свои бюллетени в закрытые урны, а в кабинете директора каждый на виду у всех должен будет открыть свою электронную страничку и пометить, за кого отдает голос. Боюсь, что подобное будет происходить в других бюджетных организациях, и там есть организованные коллективы. Там люди не смогут сделать свой выбор, они автоматически обеспечат желаемый результат правящим структурам. 
– Шаг вправо, шаг влево – и ты под колпаком?
– Да. Такова специфика нашей «демократии».
– Как думаете, будет ли применена такая методика в этом сентябре?
– Вполне. Уже рассказывают, как дачники смогут голосовать, не покидая огород. Кандидатам от власти легко будет «побеждать». 

Подготовила 

Галина ПЛАТОВА

http://www.sovross.ru/articles/1829/43648