«Звездные» встречи в Бурятии

Пока почти в каждой семье есть свидетели и свидетельства великой эпохи социализма. Это был период в истории человечества, когда наша страна, Советский союз, была маяком для всего остального мира и в общественном укладе, и во всех других проявлениях жизни. И одним из символов того времени была, конечно, космонавтика. О том, как связана Бурятия с покорителями космоса, рассказывает журналист Евгений Голубев.

Автограф космонавта

Август 1967-го. Мы,
журналисты, волнуясь, ждём встречи с космонав­том Павлом Беляевым в улан-удэн­ском
аэропорту. Глаза всех устремле­ны на самолёт, делающий посадку. Вот он
подруливает к толпе встречающих. Подан трап, и навстречу нам сходит давно уже
знакомый по фотографиям космонавт.

Его пребывание в нашем горо­де
было недолгим. Беляев спешил в Улан-Батор на фестиваль монголо-советской
молодёжи и поэтому про­был в нашем городе считанные часы. Ему показали самые
красивые уголки Улан-Удэ, его новостройки, провезли по центральным улицам.

А потом он пошёл поклониться
праху безымянных бойцов револю­ции – к памятнику на площади Со­ветов (тогда ещё
находившемуся там). Здесь мне удалось пробиться к космонавту вплотную и сказать
при­ветственное слово от имени молодых журналистов республики. Павел Ива­нович
улыбнулся усталой и какой-то очень доброй улыбкой, поблагодарил за сказанное, а
я протянул ему свой журналистский блокнот и попросил написать несколько слов.
Космонавт задумался на мгновение, окинул взо­ром всё прибывающую толпу горо­жан
и написал: «Трудящимся города Улан-Удэ желаю в юбилейном году новых трудовых
побед, здоровья и счастья. П.Беляев».

В гостях у Поповичей

В воскресный июльский день бы­страя
электричка за полчаса домчала меня до подмосковной станции Циол­ковская. Через
несколько минут, отша­гав полкилометра по асфальтирован­ной дорожке, ведущей в
глубь леса, я уже стоял у входа в Звёздный городок. Ещё несколько минут – и с
бьющимся от волнения сердцем нажимаю кнопку звонка квартиры Поповичей.

Дверь открыла жена космонавта
— Марина Лаврентьевна. В спортивном костюме, со шваброй в руках известная
лётчик-испытатель наводила чистоту в комнатах. Извинившись за беспорядок,
Марина распахнула дверь в кабинет мужа, ещё не вернувшегося с традицион­ной
воскресной «вылазки на природу».

Домашний кабинет космонавта
походил на настоящий музей космо­навтики. Стеллажи, заставленные книгами об
авиации и космонавтике. Фотографии Сергея Королёва, Юрия Гагарина, Владимира
Комарова и дру­гих советских космонавтов с их авто­графами. Макеты самолётов и
косми­ческих кораблей. На столе кипа писем, адресованных космонавту.

Вскоре появился и сам Павел
Рома­нович. Мы говорили о Юрии Быкове. Он с интересом слушал мой рассказ о За­байкалье,
о мальчишках и девчонках из пионерских дружин, носящих его имя, разглядывал
подаренные мною альбо­мы с видами Бурятии, Байкала, перечи­тывал коротенькие
ребячьи послания из пионерской дружины, носящей его имя. А потом достал с полки
одну из своих книг и написал: «Ребята, желаю вам во всём и всегда быть
первыми!».

В нашу беседу включилась и
Мари­на Лаврентьевна. Зная, что она всерьёз увлекается поэзией и сама пишет
стихи, я попросил её подарить несколько сво­их стихотворений. Она отнекивалась,
но потом махнула рукой: «Ну, уж ладно. Только не судите слишком строго!» И
принесла стопку исписанных листов.

Над автографом Марина Попович
долго не раздумывала и на первом листке рукописи, где было напечата­но её
стихотворение «Небо Родины», написала: «Дорогие мальчишки и дев­чонки Бурятской
республики! Желаю вам отличных успехов в учёбе, счастья и чистого неба над
головой. Марина Попович». А мне лично на своей фото­графии, где она была снята
в летном шлеме возле самолёта на аэродроме, она оставила такие строчки: «На па­мять
о встрече в Звёздном!».

Тогда, в июле 1972 года, я
опоздал на последнюю электричку и с запиской Павла Попо­вича пошёл устраиваться
на ночлег в гостиницу Звёздного – «Орбиту». Утром, поднявшись чуть свет, я
отпра­вился бродить по Звёздному городку. Первое, что поразило меня — Звёздный
был невелик и весь утопал в зелени. В нём было всё, что полагается иметь
военному городку: КПП (контрольно- пропускной пункт), Дворец культуры,
парикмахерская, телеграф, магазины, школа, почта, где я, знаменуя своё пре­бывание
в Звёздном, написал и отпра­вил не одну дюжину писем друзьям и родственникам.
Туристской «Мек­кой», куда стремится попасть каждый, кто приезжает в Звёздный,
является Музей космонавтики. Одиночек, вроде меня, туда не пускают. Но мне
повезло, приехали гости из Германии, и двери распахнулись для меня.

Экспозиция музея достаточно ве­лика.
Она занимает несколько комнат и просторный зал. Кроме того, часть экспозиции
была выставлена в фойе Дворца культуры. Материалы первой комнаты целиком
посвящены первому космонавту Юрию Гагарину. На стене – политическая карта мира.
Портреты Циолковского, Королёва. С многочис­ленных фотографий на нас смотрит
Юрий Гагарин – то задорно улыбаю­щийся, то сосредоточенный, строгий. На полках
– книги, больше технической, специальной литературы по проблемам космонавтики.
В углу, в застеклённом шкафу – шинель и фуражка космонавта. Кажется, что он на
минутку вышёл из кабинета и вот-вот вернётся.

Минутой молчания мы почтили па­мять
Юрия Алексеевича. «Последний раз здесь Гагарин сидел и работал 26 марта», —
сообщила, указывая на рабо­чий стол космонавта, Татьяна Беляева, директор
музея.

ххх

Спустя несколько лет, когда в
нашей стране собрались на Международный форум все советские космонавты, а также
американские астронавты и все, кто летал в космос, их привезли на Бай­кал.
Таким образом, мечта Леонова и Поповича сбылась. А после встречи на Байкале
звёздные гости побывали и в Улан-Удэ. В один из дней на площади Советов
горожане смогли их увидеть и даже пообщаться, получить автографы. В числе
«коллекционеров» автографов был и я. Правда, на листках записной книжки,
исписанной вдоль и поперек, трудно различить: кто есть кто – росси­янин,
американец, француз или немец, или посланец другой страны?

Евгений
ГОЛУБЕВ