Баир Цыренов о прошедшей сессии Народного Хурала

5 ноября состоялась очередная сессия Народного Хурала РБ. На ней обсуждался республиканский бюджет на 2019 год, государственные гарантии для «Эко — Альянса», кадровые вопросы и многое другое. Мы взяли интервью у секретаря комитета БРО КПРФ, депутата Народного Хурала  РБ  Баира Цыренова.

          — Баир Цыденович, уже в самом начале сессии возникли спорные моменты, расскажите нам об их причинах. С чем были не согласны коммунисты?

          — Еще до начала сессии нам стало известно, что, вероятно, по указанию Главы Алексея Цыденова было принято решение о том, чтобы снять с должностей депутатов-коммунистов — Виктора Малышенко и Егора Олзоева. При этом это политическое решение нашло положительный отклик у ряда наших коллег, желающих занять эти места. В самом начале сессии информация подтвердилась. Депутат-единоросс Михаил Степанов выступил с предложением включить в повестку сессии вопрос о создании комиссии по вопросу прекращения должностных полномочий двух наших товарищей. Речь идет о Викторе Малышенко, председателе комитета НХ по гос. устройству и Егоре  Олзоеве, зампреде  комитета по экономике.

          — В чем их обвиняют? Есть ли основания для лишения их полномочий? Не похоже ли это на политическую расправу над КПРФ?

          — Их обвиняют в участии в несанкционированном митинге на пл. Советов 10 сентября. Конечно, эти обвинения абсолютно голословные и несут чисто политический характер. Но при этом, по моему мнению, тут сплетаются несколько факторов. Во-первых, это желание Алексея Цыденова отомстить КПРФ за потерянное лицо. Его рейтинги сильно опустились после провала его администрации в вопросах внутренней политики. И вместо того, чтобы сделать выводы и работу над ошибками, он, видимо решил всю свою обиду выместить на коммунистах. Вторая сторона заключается в том, что, скорее всего, именно Михаил Степанов лично претендует на должность, которую сейчас занимает Виктор Малышенко. Получается, что личные корыстные интересы отдельных представителей «Единой России» также являются катализатором возможного политического кризиса  в Народном Хурале.

          — В итоге комиссия создана? Чего ждать дальше жителям Бурятии? Ситуация стабилизируется или же нас ждут новые потрясения?

          — Да, она создана, и на 100% состоит из представителей «Единой России». Они собираются устроить политическое судилище и дележку должностей, даже не задумываясь о том, что важнее было бы озаботиться проблемами наших земляков. Именно об этом я и говорил в своем выступлении на сессии. Попытки раскачивать ситуацию, наказывать нас, коммунистов, не приведут ни к чему хорошему. И дело тут не в том, что КПРФ заинтересована в обострении, а в том, что сама власть шаг за шагом толкает всех нас в политическую яму, из которой сложно будет выбраться, в первую очередь, именно  представителям «Единой России» и Администрации Главы. Нестабильность в республиканском парламенте, в сочетании с нежеланием решать проблемы граждан — вот идеальная почва для политического взрыва. Первые признаки его мы с вами наблюдали в сентябре этого года.

          — На сессии рассматривался еще один очень серьезный вопрос — Бюджет -2019.  Какова позиция КПРФ?

          — Мы в корне не поддерживаем этот законопроект. В своем выступлении Виктор Малышенко выразил нашу официальную позицию по этому вопросу. КПРФ не поддерживает проект бюджета по целому ряду причин. Это и то, что бюджет не предполагает никакого развития экономики региона. К примеру, на сельское хозяйство направляется всего около 2% средств. Сам принцип межбюджетных отношений в стране устроен таким образом, что большая часть средств, приходящих с федерального уровня, не позволяет нам самостоятельно определять вектор развития региона. То же самое касается отношения республиканского и районных бюджетов. В стране выстроена практически колониальная система, когда все ресурсы регионов направляются в метрополию, а оттуда распределяются неравномерно и несправедливо. В целом, бюджет РБ формально считается социальным, но это только по причине того, что кроме выполнения прямых государственных обязательств в сфере образования, здравоохранения, других социальных нужд, средств ни на что не хватает. Как я уже говорил, нет никакого развития.

          — Вы говорите, что денег хватает только на самое необходимое, но на сессии было принят решение выделить более 200 миллионов рублей частной компании «Эко — Альянс». Что это значит?

          Не совсем так. Я бы сказал, что даже на самое необходимое денег не хватает. Что касается «Эко Альянса», то там довольно непростая ситуация.

          Правительство продавило в Народном Хурале предоставление региональному оператору госгарантии более чем на 200 млн. рублей на 2 года. Причиной называется долг оператора перед транспортными компаниями. По сути дела, это был прямой шантаж: «не дадите гос. гарантии — завалим город мусором». Ранее эта частная компания уже получала налоговые преференции, так же  лоббируемые  Правительством Бурятии.

          В случае банкротства Эко-Альянса, Бурятия взвалит на свои плечи 200-миллионный долг со всеми процентами по кредиту.

          Кстати, было удивительно, когда министр Кантор признал, что провал мусорной реформы в Бурятии — вина Правительства Бурятии. Однако о последствиях этой ошибки власть разговаривать отказалась, а лишь предложила решить проблемы, созданные ею за счет средств налогоплательщиков.

          На мой взгляд, этих же 200 миллионов было бы достаточно, чтобы создать государственную компанию по вывозу мусора. Кстати, среди всех регионов Дальнего Востока примерно так поступили все, кроме двух регионов, в том числе и Бурятии. А ведь государственная компания могла бы заниматься вывозом мусора, не ставя перед собой задачи заработать на этом, в отличие от частных компаний. У любого бизнеса основная цель — прибыль. Вот и получатся, что бизнес «Эко — Альянса» поддерживают наши налогоплательщики при лоббировании со стороны Правительства Бурятии.

                    — Спасибо за беседу.

Татьяна Володина