Жизнь такова, какова она есть

Чудо не произошло. 12 февраля Верховный суд Республики Бурятии оставил в силе решение Железнодорожного районного суда об отказе в удовлетворении иска рескома КПРФ об отмене результатов выборов мэра Улан-Удэ. Почему произошло именно так, спросите вы?

         Чудеса

        То обстоятельство, что на выборах не было выбора, а только грязь одна непролазная, уже стало общим местом, притчей во языцех. Люди, вспоминая обман, подтасовки и двойные стандарты, употребляют только одно слово – беспредел.

           А как же все это выглядит в официальной трактовке? Чтобы не мучить читателей скучными цифрами и печальными фактами избирательной действительности, расскажем просто анекдот.

           — Опишите Вашу жизнь.

           — Материться можно?

           — Нет.

           — Тогда все хорошо.

         Вот и по официальной версии – все хорошо. Никаких нарушений не было, да и быть не могло. Откуда? У нас же вокруг закон и порядок. Благодать, одним словом. А то, что после выборов площадь Советов бурлила от народного негодования,  пока ее не заасфальтировали, так это, видимо, был мираж. Или вообще не было?

          Ложка дегтя

            Однако, несмотря на лучезарную картинку нашей официальной жизни, приведём некоторые неприятные факты существования реального.

         Количество досрочно проголосовавших избирателей в Улан-Удэ составляет 4380 человек. Это около 4,3% от числа всех участвовавших в голосовании.

         В ходе дня голосования наблюдателями и членами комиссий от КПРФ неоднократно выявлялись случаи нарушения порядка голосования вне помещений. А на местах люди объясняли, что не подавали заявлений на выездное голосование.

         На целом ряде участков были зафиксированы случаи выдачи бюллетеней гражданам, не прописанным на территории избирательного участка, то есть, не обладающим правом голосовать на территории данной УИК. Например, на УИК № 814 было выдано 88 бюллетеней лицам, которые не имели регистрацию на территории участка.

         Вызывают вопросы и т.н. КОИБы (электронные урны). На нескольких участках эти устройства давали сбои, и при ручном пересчете данные не совсем сходились. Однако возможности проверить КОИБы, хотя бы выборочно, нам предоставлено не было.

         Многие жители города стали свидетелями скупки голосов, подвозов и других, ставших традиционными для российских выборов, грязных технологий.

         Состоявшийся суд в своем решении ссылается на недоказанность многих фактов. Хорошо, но давайте вспомним выборы 2018 года в Народный Хурал. Тогда Бурятия стала рекордсменом в стране по количеству возбужденных уголовных дел. 13 уголовных дел власть и бессменный председатель Бурятского избиркома Ивайловский объяснили таким образом, что это результат эффективной работы комиссий и правоохранительных органов. Другими словами, они утверждают, что поводом для отмены выборов могут быть только 100% доказанных случаев фальсификации, а если доказана только часть нарушений, то это «чистка внутри своих рядов».

          Мэр ненастоящий?

            А сомнения в чистоте результатов у людей остались. Они их и высказали на самом бурном и многочисленном митинге в нашей тихой Бурятии, который проходил в окруженном плотным кольцом полиции парке «Юбилейном». Его участники тогда призвали отправить в отставку главу республики. Поскольку, по его словам, он отвечает за все происходящее в республике. Но на митинге он не смог ответить даже на элементарные вопросы возмущенных людей. И в результате просто сбежал.

         А власть в городе так и осталась непризнанной народом или, по-модному, нелигитимной.

            Ведь нарушения были. Ведь ловили людей со стопкой чужих паспортов, но полиция их отпускала.

         Коллапс. Полиция не полиционерит, избирком не избирает, суды не судят. Живи, как хочешь.