светлой памяти нашего товарища посвящаем…

Сегодня, 21 февраля 2020 года,  ушёл из жизни  человек- легенда, генерал, посвятивший всю свою жизнь служению Родине, родной Бурятии – Николай Васильевич Бутуханов. Ему в январе исполнилось 96 лет!

Перестало биться сердце участника Великой Отечественной войны, министра внутренних дел Бурятии, преданного коммуниста, комсомольского вожака, замечательного друга и товарища. Он останется в нашей памяти светлым, добрым, мужественным, честным человеком, обладающим талантом руководителя, умеющим по долгу службы принимать ответственные, справедливые и правильные решения. Наша республика понесла тяжёлую утрату, потеряла верного и любимого сына Кабанской земли, невосполнима  утрата и для  Бурятского рескома КПРФ.

И мы, коммунисты Бурятии, в лице первого секретаря БРО КПРФ, члена Совета Федерации ФС РФ В.М.Мархаева, выражаем глубокое соболезнование родным и близким Николая Васильевича, в первую очередь, его дочерям.  В этот скорбный день мы хотим вспомнить его биографию, его заслуги и достижения, боевой и трудовой путь.

Генерал Николай Васильевич Бутуханов родился 18 января 1924 г. в селе Корсаково Кабанского района. Учился в Корсаковской начальной и неполно-средней школах. В 1942 г. окончил Байкало-Кударинскую среднюю школу и был призван в армию. С 15 сентября 1942 г. по 18 февраля 1943 г. Николай проходил военную подготовку в Забайкальском пулемётно-миномётном училище на станции Дивизионная.

18 февраля 1943 года военный эшелон повёз новобранцев на Западный фронт. Сибирские курсанты пополнили 277-ю стрелковую Краснознамённую орденов Суворова, Кутузова Рославльскую дивизию.

Худощавому солдату небольшого роста нелегко приходилось перетаскивать 32-килограммовую станину пулемета, «хобот» которого, перегибаясь через шею, прижимал к земле вместе с другим снаряжением: винтовкой, противогазом, вещмешком и котелком. Но когда начинался бой, он с товарищами сноровисто разворачивал пулеметы и точно бил по врагу. Николай Васильевич с товарищами освобождал Белоруссию, Польшу, Штеттен и Штатгард. Там и встретил Победу. Его, командира отделения артиллерийского полка, наградили медалью «За отвагу».  

На войне, как на войне – не обошлось без ранения в руку, после которого Николая Бутуханова отправили в училище, передвигавшееся вместе с фронтом. Отличника учебы оставили обучать новобранцев на артиллерийских топографов. После майских победных дней, когда были уже в Польше, Бутуханов окончил курсы усовершенствования командиров артиллерийских батарей. Раненная рука и недомогания, приставшие в сырых и промерзших окопах, порою не давали покоя, но Николай продолжал учить своих подопечных военному мастерству, ведь на освобожденных территориях продолжали зверствовать недобитые банды. Его заставили поправлять здоровье, а затем предстояла дорога на родину – из Польши к священному Байкалу.

В июне 1946 года герой вернулся домой. Фронтовика Бутуханова на отчетно-выборной конференции колхозные комсомольцы выдвинули заведующим оргинструкторским отделом Байкало-Кударинского райкома комсомола. Создавая комсомольско-молодежные коллективы на фермах, полеводческих и рыболовецких бригадах, Николай пешком мотался по району. Летом — в выцветшей гимнастерке, зимой – в шинели, его издалека узнавали по быстрой походке.

Позже слушатель краевой партийной школы Николай Бутуханов, приехав на каникулы из Владивостока, случайно встретил знакомую девушку в улан-удэнском  горсаду. Тогда Шура училась в московской аспирантуре. В 1949 году они поженились, но пришлось сразу же расстаться. Александра Николаевна работала в Бурятском пединституте, а Николая Васильевича после окончания Высшей партийной школы направили в Закамну первым секретарем райкома комсомола, позже перевели вторым секретарем горкома комсомола. Тридцать лет кандидат филологических наук А.Н. Бутуханова проработала доцентом в БГПИ-БГУ. Она стала для Николая Васильевича не только верной и любящей женой, но и надежным другом и хранительницей домашнего очага. Они воспитали трех прекрасных дочерей. Во время так называемой «корейской» войны Бутуханова вновь призвали в армейские ряды. После окончания шестимесячных курсов политработников в Чите служил в транспортно-военном полку, в батальоне аэродромного обслуживания, где был комсоргом. Через год Бутуханова отозвали из армии и избрали первым секретарем Бурятского обкома комсомола. Еще через пять лет начались ступени роста уже по партийной работе.

Партийная работа

Заместитель заведующего отделом оргпартработы обкома, первый секретарь Советского райкома КПСС, заведующий отделом административных органов обкома…

В начале 1961 года Н.В. Бутуханова утвердили инструктором Центрального Комитета партии. Он курировал партийные организации Архангельской и Мурманской областей, Коми и Карельской автономных республик. И в Москве Александра Николаевна с детьми по-прежнему редко видели его из-за бесконечных командировок. За пять лет работы Николай Васильевич исколесил эти регионы и знал детально не только сложившуюся там ситуацию, но и помогал реальными делами. Не упускал он из виду и свою малую родину, поддерживая тесную связь с коллегами, курировавшими Бурятию.

В августе 1966 года его избрали секретарем Бурятского обкома КПСС по вопросам административных и торгово-финансовых органов. В сферу деятельности Н.В. Бутуханова входила и тесная работа с правоохранительными органами. Многие направления их работы, задачи и проблемы Николай Васильевич знал еще с комсомольской работы. Ему приходилось заниматься профилактикой правонарушений, организацией и совершенствованием добровольных народных дружин, оперативных комсомольских отрядов на помощь милиции, детских и подростковых клубов, вопросами сотрудничества комсомола и студенчества с детскими комнатами милиции, наведением порядка на городских и сельских улицах, на предприятиях.

Милицейские будни министра

Ни для кого не стало особой неожиданностью, когда в декабре 1969 года Н.В. Бутуханова назначили министром внутренних дел республики. Он не только быстро сориентировался в тонкостях милицейской работы, но и стал внедрять современные методы. Бывший фронтовик оперативно реагировал на сложные ситуации и сходу принимал оптимальные решения. Его демократичность, доброжелательность, открытость особенно располагали к нему. Но это не мешало министру держать жесткий стиль руководства: за работу спрашивал по всей строгости, ответственность и порядочность ставил превыше всего. А коллеги оценили удивительную работоспособность и физическую выносливость своего руководителя. Бывало и так, что ему приходилось не смыкать глаз в круговерти неотложных дел по несколько суток.

Николай Васильевич много учился, занимался самообразованием, следил за новинками по проблемам оперативно-розыскной и профилактической работы. Большое внимание уделял вопросам работы с кадрами. Уже в начале семидесятых годов в республике 85 процентов сотрудников имели высшее и среднее образование, что на фоне показателей предыдущих лет стало заметным шагом в улучшении кадрового состава, тогда же на учебу в высшие и средние специальные учебные заведения впервые было направлено 120 человек.

Особую заботу министерства составляла профилактика преступности и правонарушений.

— Легче предотвратить зло, чем устранить причиненные ими последствия, — так коротко характеризовал важность этого направления Николай Васильевич, значимость которого особенно актуальна и сегодня.

Министр уделял огромную роль и печатному слову. Он поручил политотделу установить и поддерживать тесные контакты с общественностью, газетами, радио и телевидением. К слову, в те годы больше рассказывалось о героизме сотрудников и буднях нелегкой милицейской службы, чем о преступниках, меньше смаковались их кровавые деяния. Буквально в каждом подразделении организовывали подписку на периодическую печать, проводились политинформации. И неудивительно, что с каждым годом увеличивалось количество союзников милиции, пополнялись ряды добровольных народных, укреплялись связи с домовыми и уличными комитетами. На предприятиях создавались группы профилактики, которые проводили воспитательную работу с нарушителями порядка и трудовой дисциплины и контролировали их поведение в быту. Сотрудники милиции выступали с лекциями на правовые темы на сельских сходах и предприятиях, где отчитывались и о проделанной работе.

И население все больше и больше стало доверять и охотнее помогать стражам правопорядка. И это не замедлило сказаться на результатах работы. Например, в ОВД Хоринского и Мухоршибирского районов в 1970 году добились стопроцентной раскрываемости преступлений. Неплохо обстояли дела в Джидинском, Окинском, Бичурском, Еравнинском, Тарбагатайском и Тункинском районах. В Баунтовском районе почти на 70 процентов снизилась подростковая преступность, в Северобайкальском — на 50.

Значительное внимание уделялось работе по месту жительства. К 1976 году в Бурятии действовало 58 опорных пунктов, из них -18 в Улан-Удэ. Здесь вместе с участковыми работали представители учреждений, предприятий, члены депутатских групп, ДНД, товарищеских судов, домкомов, детских комнат милиции.

Во многом министр делал ставку на молодежь. В 80-е годы в органах внутренних дел республики больше половины личного состава составляли молодые сотрудники. У них были опытные наставники-профессионалы — В.О. Маланов, В.П. Поплевин, С.М. Смигоржевский, Ю.А. Баландин, А.А. Воронин, М.Ц-Д. Бадарханов, В.А. Золотоев, В.М. Селихов… Конечно же, хватало проблем: не сокращалось количество краж, угонов авторанспорта, но все-таки Бурятия на фоне показателей ряда регионов всегда выглядела лучше.

Министром  внутренних дел республики Н.В. Бутуханов проработал более 15 лет.

Память о нём будет всегда жить в наших сердцах.