Пенсионная реформа: почему повышение пенсионного возраста может обрушить экономику России

Первый очевидный итог недавно затеянного у нас постепенного повышения возраста выхода на пенсию: в период между 1 июля 2020 года и 30 июня 2021-го никто в России не выйдет на пенсию по старости. Само собой — за исключением редких льготников.

Сколько народу уже пострадало от бессмысленной экономии на стариках, не может сказать даже российский Минфин. Есть только приблизительные оценки. Речь на сегодня может идти о примерно до 2,5 млн. пожилых людях, которым, в отличие от их чуть более пожилых сверстников, отказано или будет отказано в минимальном пособии во втором полугодии прошлого года и в первом — нынешнего.

На что будут жить пострадавшие от закона № 350-ФЗ (о повышении пенсионного возраста)  «наверху» никому не интересно. Таким образом, пенсионная реформа вступает в самую агрессивную фазу без какой-либо социальной амортизации. Что самое кошмарное: нет ни одного намека, что власть в этом деле хотя бы на время пойдет на попятную, учитывая катастрофические «ковидные» реальности в экономике.

Между тем, например, во Франции появились сигналы, что объявленная и там пенсионная реформа может и вовсе не начаться. Во всяком случае, до следующего избирательного цикла. Причем, сигналы шлют те официальные лица, которые ранее утверждали, что, мол, все решения Парижем приняты, и обратного хода нет.

Если год назад в своем новогоднем обращении президент Макрон много говорил о необходимости пенсионной реформы во Франции, то 31 декабря 2020 года, обращаясь к нации, не промолвил о ней ни слова. Причина столь поразительных перемен, по словам Генриха Стердыняка, одного из самых авторитетных экономистов Пятой республики, в том, что сейчас сложилась чрезвычайная ситуация в экономике.

Так и перед многими президентами, в том числе и перед российским, встали аналогичные задачи. Что делать: завершать начатое? Или остановить реформу, чтобы спасти своих пожилых граждан, оказавшихся в трудном положении? Президенты всюду принимают решения, исходя из того, что им советует «ближний круг». Чтобы понять, почему в Пятой Республике решили притормозить, следует вспомнить интервью тамошнего главы Минтруда Элизабет Борн. Отвечая 20 декабря на вопросы журналистов Europe 1, Cnews и Echos, она сказала, что пенсионная реформа больше не является «приоритетом». Хотя, по ее словам, совсем недавно не сомневалась, что нет более важной задачи, чем стабилизация бюджета за счет повышения пенсионного возраста.

 «Исполнительная власть должна быть на 100% мобилизована для принятия ответных мер в соответствии с развитием эпидемии», тогда как любые реформы приводят к еще большей неопределенности, заявила глава Минтруда, . Это не просто ничего не значащие слова неизвестной в нашей стране чиновницы. В британском проекте «Economics Observatory» о влиянии пандемии Covid-19 и об ответных правительственных мерах прямо сказано: «Существует большое количество научных данных, свидетельствующих о том, что растущая неопределенность оказывает негативное воздействие на экономику. Это говорит о том, что экономические последствия Covid-19 могут быть более значительными и более устойчивыми, чем текущий кризис». Короче, сегодня слепо придерживаться прежних решений на сей счет — махровый управленческий непрофессионализм. Следовательно, продолжение пенсионной реформы в России не просто негуманно, но и глупо с точки зрения экономической науки. 

Иначе говоря: зачем водителю давить людей (которых капиталистам не жалко), если по приезду в пункт назначения он все равно узнает, что планы изменились? Правительство проводит реформы, чтобы улучшить экономику (во всяком случае — в нормальной, цивилизованной стране). И, исходя из всего этого, бизнесмены вкладывают деньги в новые проекты на основе ожидаемого спроса. Если же увеличивается неопределенность — все планы всюду летят к черту. А потом еще в Кремле удивляются: почему не растет ВВП России?

Например, понизив ставку по ипотеке до 6,5% в условиях возросшей неопределенности, российская власть, даже действуя из лучших побуждений, спровоцировала рост цен на недвижимость. Тогда как в любой экономический кризис жилье обычно дешевеет. Все очень просто: припавший в цене «квадрат» компенсирует потери дохода в ближнем и среднем будущем из-за падения инвестиций. Тем самым не ухудшает отложенный спрос, на который ориентируется бизнес. А у нас сделали все с точностью до наоборот. 

В условиях растущей безработицы и галопирующей смертности, а также с учетом повсеместного сворачивания малого бизнеса, главной задачей любого правительства является поддержка былого уровня спроса. Хотя бы — на еду и квартиры. Казалось бы: здесь-то и должны сыграть свою роль пожилые люди с гарантированным доходом, которые снизят экономическую неопределенность в стране. Напротив, выпадение несколько миллионов стабильных потребителей в ходе пенсионной реформы в конечном счете отрицательно скажется на пищевой и строительной промышленности. А за ними — по эффекту домино на всей стране. Тогда кабмин вместо института развития превратится в «пожарную команду».

Но чтобы правительство было профессиональным вместо вредных лозунгов «Если не он, то кто?» нужна реальная сменяемость власти. Да, в нашей стране что-то делается. Но факт остается фактом: Россия не развивается как минимум 10 лет. Тогда как другие государства (если не считать Украины) идут вперед. Об этом наглядно показывают темпы роста ВВП, что однозначно говорит о низком уровне принятия решений в РФ.

Конечно, через подконтрольные СМИ оболванить народ намного легче, чем правильно управлять экономикой. Но рано или поздно такая политика плохо кончится для страны.

По материалам «Свободной Прессы«

https://www.politpros.com/events/8934/