Депутаты КПРФ в Госдуме выступили и задали вопросы на отчете Председателя Счетной палаты России

7 апреля в Госдуме перед депутатами отчитался Председатель Счетной палаты А.Л. Кудрин. Ему задали вопросы депутаты фракции КПРФ и выступили после его отчета. 

Смолин О. Н., фракция КПРФ:

Уважаемый Алексей Леонидович, вопрос, как мне кажется, ключевой. Указ президента номер 204 от 7 мая 2018 года в части достижения экономического прорыва и темпов развития экономики выше мировых практически полностью провален. Ещё в 2013 году Дмитрий Медведев заявил, что положение в нашей экономике «кисляк», а в 2015 году Президент России утверждал, что наши проблемы на 25 процентов от санкций, а на 75 процентов мы сами недоработали. Крупнейшие экономисты, включая академика Аганбегяна, говорят, что в нашей экономике девять лет продолжается стагнация и восемь лет падают доходы граждан.

Вопрос. Согласны ли вы с президентом, что главная причина многолетней стагнации экономики в стране это недоработка исполнительной власти? Или считаете главной причиной объективную ситуацию? Нужно ли, на ваш взгляд, увеличивать вложения в человека — в образование, медицину, науку, культуру и активнее сокращать бедность, чтобы преодолеть стагнацию и исполнить указ номер 204 в части экономического роста? Спасибо большое.

Кудрин А. Л.:

— Коллеги, спасибо за вопрос.

Я так уж тогда приведу цифру, поскольку был тоже в своё время вице- премьером и ставил задачу удвоения ВВП. Конечно, за 10 лет не удалось это выполнить, но хочу вам доложить, что в 2018 году ВВП России удвоился к величине 1999 года, то есть хоть и с опозданием, экономика растёт. 

Сейчас, если говорить о последнем десятилетии, это, конечно, исторически… период с исторически низкими темпами экономического роста.

Отвечая на ваш вопрос, конкретно скажу: здесь есть и объективные причины, но, конечно, большая часть это связанная с проводимой политикой, как я уже неоднократно говорил. Я считаю, нужно больше структурных реформ, которые не всегда проводятся.

Тем не менее, надеюсь, что новое правительство при пересмотре новых национальных проектов, которые мы ожидаем, будут только вот сейчас утверждены, как раз нарастит этот темп преобразования.

Спасибо.

Щапов М. В., фракция КПРФ:

— Уважаемый Алексей Леонидович, по данным Рослесхоза площадь леса, пройденного огнем, в 2020 году составила почти 10 миллионов гектаров.

За последние 15 лет этот показатель вырос в разы. Уже многие годы мы видим, как наши леса горят, их вырубают черные лесорубы, кругляк вывозят в Китай, а налоговые арендные поступления в бюджет от отрасли минимальные.

Я как житель Иркутской области, одного из самых лесных регионов, наблюдаю эту проблему воочию, ситуация не меняется годами.

Одна из главных причин — это нехватка средств по лесным субвенциям. Сложно тушить и охранять леса, когда не хватает людей, техники и оборудования.

Счётная палата делала соответствующий анализ. Депутаты Госдумы также анализировали методику расчета финансирования, её нужно срочно менять.

Считаете ли вы, что необходимо скорректировать подходы бюджетного финансирования в лесной сфере? И, возможно, Счётной палате стоит провести более комплексную проверку всей государственной политики в лесной сфере, не только бюджетные расходы, но и эффективность налоговой, таможенной и арендной политики. Спасибо.

Кудрин А. Л.:

— Спасибо за вопрос.

Вот лесная тематика на слуху у вас, и среди ваших поручений Счётной палате есть эти вопросы. Мы поэтому на протяжении последних трех лет каждый год проводим две-три проверки в этой сфере. И, конечно, сейчас у нас всё больше складывается, все лучше складывается общая картина.

Хочу напомнить из самых таких известных результатов прошлого года, мы проанализировали, насколько анализируются и обновляются, актуализируются данные в нашем лесном фонде.

Мы говорили о том, что 80 процентов лесного фонда уже… данные по ним устарели, потому что больше чем 10 лет, сколько нужно было бы ресурсов для того, чтобы провести актуализацию.

То, что вы говорите по … Допустим одна из проблем, мы проверяли лесоустройство на арендованных участках. Например, на арендованных участках лес вырубается, используется в коммерческих целях, а государство после этого еще компенсирует часть расходов и восстановление. Например, на это потратили … на 8 миллионов гектаров потратили больше 500 миллионов рублей, мы тоже обратили на это внимание. Мы проверяли оснащение лесопожарной техникой, это прямо относится к вашему вопросу 

по лесоохране. За 2019-2020 год на эти цели было выделено 9,5 миллиардов рублей, было приобретено 18 тысяч единиц лесопожарной техники. Но, не перечисляя некоторые результаты, я соглашусь с тем, что методика расчета ущерба, нанесенного лесными пожарами, требует уточнения, в данном случае я с вами согласен, мы это тоже высказали в наших предложениях. И соответственно мы дали предложения как уменьшить потери.

Ну вот два года назад у нас была проверка по вывозу сырого леса в Китай. Мы просто проверяли ряд пунктов и выявили незадекларированные объемы провоза путем наших аналитических данных. По ним идет соответствующая проверка и уже открыты первые уголовные дела. Так что мы продолжим работу по этому направлению, по одному из самых актуальных направлений и, конечно, шаг за шагом будем обобщать данные о состоянии этой отрасли, тем самым и вам давать более полную информацию. Спасибо.

Куринный А. В., фракция КПРФ:

— Уважаемый Алексей Леонидович, два вопроса.

Первый. 40 институтов развития, которые в ближайшее время будут преобразованы там в полтора десятка, отработали несколько лет. Эффективность работы их неизвестна. А учитывая, что их быстро реформируют, скорее всего, мы и не узнаем многих цифр. И всё-таки по результатам тех проверок, которые вы провели, какова эффективность? 

Какие средства государственные потеряны? И какие меры будут предприняты и Счётной палатой, и Правительством Российской Федерации для того, чтобы эти убытки компенсировать?

И второй кардинальный вопрос — деофшоризация, которую мы осуществляем с 2015 года. Каковы результаты, по данным вашей Счётной палаты, результаты этой деофшоризации? Какие суммы удалось вернуть в бюджет Российской Федерации? И какие предполагалось вернуть на заре, скажем так, этой реформы?

Кудрин А. Л.:

— Спасибо за вопрос.

Вот у нас второй год в фокусе Счётной палаты находятся институты развития, они разные. Вот мы проверяли и развитие регионов Дальнего Востока, Северного Кавказа.

По Северному Кавказу очень подробные материалы уже рассмотрены и правительством, и Совбезом, прошли совещания, ну президентом, безусловно, тоже.

По Дальнему Востоку сейчас часть завершаем, часть уже завершили, в том числе те фонды, которые в этом направлении работают, насколько эти проекты, которые реализуются, эффективны.

Например, на Северном Кавказе планировалось за счёт институтов развития создать новый инновационный медицинский кластер, как одна из задач, то есть вообще не приступали, хотя выделилось уже 2 миллиарда рублей.

Ну на Дальнем Востоке, то, что вот я говорил, растут в этих фондах оплаты сотрудников, но результат пока вот незаметен. Российский, допустим, фонд информационно-коммуникационных технологий (ещё один пример института развития) за 10 лет должен был реализовать 10 проектов, 14 проектов, реализовал только один, а зарплату себе платили.

Фонд развития моногородов. По результатам нашей проверки, принято решете, что он должен быть сокращён. Ну, например, его задача была создать новые рабочие места, он создавал рабочие места и диверсифицировал те моногорода, где уже и так ситуация была получше, а там, где она была критической, там никто ничего не получил.

Ну, например, в нашем фокусе находится корпорация МСЯ, МСП, прошу прощения. Мы завершили масштабную проверку её деятельности. Основные выводы: гарантийные поддержки в рамках национальной гарантийной системы за пять с половиной лет охвачены чуть меньше одного процента от общего числа объектов малого и среднего предпринимательства и так далее. 

Мы продолжаем идти по институту за институтом такого развития, вас будем информировать. То есть мы вот собираемся за два-три года пройти все институты. Часть наших материалов уже использовалась, например, по ДОМ.РФ. Правительством сейчас при реорганизации, там уточнении задач ДОМ.РФ, в том числе повлияло и на снижение зарплат в ряде институтов развития, по нашим предложениям.

Ну мы дали в целом предложения, правительство определяло уже конкретные параметры. Сейчас такая работа по ряду таких фондов проведена. То есть мы работаем, но мы можем дать более обобщённый список вот этих институтов, которые мы уже прошли или которые мы пройдём в 2021 году.

Спасибо.

Коломейцев Н. В., фракция КПРФ:

— Уважаемый Александр Дмитриевич! Уважаемые коллеги! Уважаемые аудиторы Счётной палаты! Алексей Леонидович!

Безусловно, сегодня никто не оспаривает самый мощный потенциал экспертно-аналитической работы Счётной палаты.

Но вот эта красивая книжица ваша и приложения к ней говорят о падении в 2,5 раза интереса депутатов вообще к содержанию бюджетного процесса. Вероятно, это связано с тем, что мы приняли решение, и первично созданная как главный контрольный орган Федерального Собрания Счётная палата стала теперь больше президентской.

Но самое позорное для Государственной Думы, мы впервые за все время уступили в любознательности Совету Федерации. В прошлом году впервые Совет Федерации подал заявок на проверки больше на одну чем 

Государственная Дума. А это неправильно, это говорит о падении нашего интереса к нашей работе и нуждам наших избирателей.

А даже то, что проверили. Обратите внимание. Проверили три подпрограммы села, три года все гарцевали и пытались присоседиться к успехам относительным сельского хозяйства. Но получается, что село как было обездоленным, так им и остается. Почему? Вроде системы и газоснабжения, электроснабжения подвели, а не подключились. Почему? Потому что само подключение равно годовому доходу селянина в подавляющем большинстве субъектов, а, в-третьих, оно в два раза выше, чем доход селянина. Ну, наверное, вам надо на эту тему обратить внимание и дать свои рекомендации, раз уж мы перешли к рекомендациям.

Второй момент. Перезрела необходимость фундаментальной проверки Счётной палатой распоряжения земельными ресурсами. Потому что реформа с ФАНО, и вот я бы на вашем месте проанализировать в первую очередь пользу от ведения ФАНО или формы Академии наук. С моей точки зрения она нанесла колоссальный урон нам во многих вопросах и почти уничтожила прикладную науку и перевела совсем в другое русло земли, которые были для научных целей.

Колоссальные сверхдоходы получает теневая экономика, государство не получает и 20 процентов от того, что сегодня от лесного хозяйства вырубается и сжигается.

Третий вопрос. Больше, чем банкам, и может быть это верно, мы не помогали во все кризисы. Но, к сожалению, отсутствие ответственности банков за рост экономики, они к чему приводят, обратите внимание какой показательный факт. Экономика по данным Росстата в прошлом году пала на 3,5 процента, а выручка банков увеличилась на 8 процентов, причем в Европе на 33 процентов банков, и ЕЦБ в августе месяце запретил, 4>ак»    запретил банкам платить дивиденды сотрудникам до 1 января

2021 года в Америке тоже ситуация ухудшилась (кроме двух банков) получили самую большую прибыль, это те банки, с которыми работает наша псевдоэлита…

Но если вы посмотрите, дальше ведь ситуация какая. Госбанки в принципе, получая бесплатные деньги, сегодня монополизировали банковский сектор, и в год у нас уже пропадает не менее пятидесяти банков, они прекращают существование. Сегодня отсечение от региональных и муниципальных программ фактически привело к убийству вообще малых и средних банков. Понимаете? И в сегодняшней ситуации вообще-то, когда нет ответственности, но есть сверхприбыль, перезрела необходимость фундаментальной проверки эффективности использования государственных средств, переданных государственным банкам.

У нас ведь, что получается? Из десяти самых мощных банков семь государственных. Понимаете? Причём ВЭБ, я вам напомню, ВЭБ реформировался как институт развития после колоссальных выявленных нарушений, мы помним это. Причём так не выявили — куда же деньги делись. На сегодня ВЭБ только за три года получил 1,2 триллиона рублей, но эффективность вложения этим институтом, она, ну, непрозрачна. А если посмотреть, что туда и Роснано, и ’’Сколково», которые по проверкам ваших предшественников показывали колоссальные нарушения, она требует фундаментальной проверки, потому что реорганизация институтов развития сорока в тринадцать, а ваш предшественник Голикова заявляла, что в институты развития передано 5,2 триллиона рублей вы чувствуете, сколько мы денег можем найти, если так потрясём?

Кроме этого, обратите внимание на бесконечную пенсионную реформу. Назрела необходимость проверки эффективности проведения пенсионных реформ и особенно использования накопительного элемента. Я вам напомню, с 2013 года он заморожен. Собрано было на тот момент 3,35 триллиона рублей. На тот момент 585 тысяч человек уже получали накопительный элемент. Но с 2009 года количество МПФ резко уменьшилось, их было 109, но только 20 фондов, у которых отозвана лицензия..

Кроме того, мы считаем крайне необходимым обязательно уточнить, вот те фонды, которые использует Минфин. Вы знаете, что у МБРР есть целый ряд программ долгоиграющих, которые по 20 и более лет, которые увеличили размер в 2,6 раза, а эффективность нельзя определить, потому что консультационные услуги. Хорошая кормушка для кого-то, вы бы проверили. И, вообще-то, нам надо не иностранное направление брать, а вы тоже взяли этот уклон, надо глубже копать у себя и в экономику и развитие собственной страны. Спасибо.

https://kprf.ru/dep/gosduma/activities/201697.html