ПЕРВЫЕ ЖЕРТВЫ ПРОРЫВА

1 марта 2018 года президент РФ В.В. Путин выступил с Посланием Федеральному собранию, в котором призвал «совершить настоящий рывок в повышении качества жизни людей, в модернизации экономики, инфраструктуры и государственного управления».

Этого решения руководства государства давно ждал народ, уставший от бесконечного прозябания между стагнацией и угасанием, между нищетой и бедностью, ждал как Сталинграда, с которого кончится лихолетье и страна повернет на путь возрождения и процветания.
Но дальше начались разочарования. 18 марта состоялись выборы президента РФ, на которых действующий президент РФ в прежних традициях одержал убедительную победу над соперниками благодаря доведенной до совершенства демократической избирательной системе и мощному административно-информационному ресурсу. Далее вновь избранный прежний президент РФ выбрал прежнего председателя правительства, прежняя послушная Государственная дума утвердила это решение, затем на ключевые посты государства были расставлены лица из прежней команды управленцев (кстати, уже убедительно доказавшие неумение или нежелание обеспечить развитие страны), и они приступили к работе в рамках прежней модели экономики, о необходимости замены которой давно взывает нация и даже поговаривают руководители государства. Процесс подготовки к «решительному прорыву», «прорывному развитию», «настоящему рывку» и «настоящему прорыву», как и положено, завершился традиционным майским указом от 7 мая 2018 года – ремейком комплекта майских указов 2012 года, важнейшие поручения которых (рост зарплат, производительности, количества высокопроизводительных рабочих мест и пр.) были безнадежно провалены.
Но самым неожиданным было то, что правительство решило начать решительный прорыв с задачи по «обеспечению роста уровня пенсионного обеспечения выше уровня инфляции» (кстати, рост пенсий в 2016 году ниже уровня инфляции пенсионеры квалифицировали не как рост, а как ограбление), причем задачу предлагается решить оригинальным способом – путем перевода трети пенсионеров в категорию занятых за счет повышения пенсионного возраста на 5 лет для мужчин и на 8 лет для женщин.
Акция проводится быстро и с напором, чтобы не дать времени недовольным (а это более 90% населения) для консолидации и противодействия. 14 июня под шум праздничного открытия чемпионата мира по футболу правительство выступило с предложением ежегодно увеличивать пенсионный возраст на 12 месяцев с тем, чтобы уже к 2023 году повысить возраст выхода на трудовую пенсию до 65 лет для мужчин и до 2026 года – до 63 лет для женщин. 16 июня соответствующий законопроект уже поступил в Государственную думу, 19 июля проект, поддержанный большинством субъектов РФ, уже был принят Государственной думой в первом чтении, а на 24 сентября намечено рассмотрение законопроекта в решающем, втором чтении.
Первый вице-премьер А.Г. Силуанов высказал конечную цель и заветную мечту правительства в пенсионной сфере –«россиянам надо самим заботиться о достойном уровне своей пенсии» – и заявил, что правительство и Центробанк уже подготовили изменения в пенсионную систему, которые предусматривают создание гражданами из своих доходов накоплений на будущую пенсию.
Вышеизложенное порождает два вопроса. Один частный: какие новые беды народу несет очередная акция государства либерал-демократов. Другой более широкий: почему либерал-демократы за 26 лет правления страной так и не принесли народу обещанного всеобщего рая для всех, а сумели его создать только для себя.

 

Россия и зарубежье:
пенсионное обеспечение

Для российской государственной бюрократии характерно применение нечестного приема обоснования антинародных решений путем забрасывания в сознание населения ложной или искаженной информации по одному проверенному образцу: а) «весь мир кормят фермеры, только фермеры накормят Россию»; б) «весь мир живет с накопительными пенсиями, без них пенсионная система просто рухнет»; в) «весь мир тратит на жилье треть доходов семьи, это тяжело, но люди понимают, что иначе коммунальное хозяйство просто развалится» и пр. Теперь-то мы точно знаем, что это все ложь, но поздно – советское коллективное сельское хозяйство уничтожено и село погибает, пенсионная система погрязла в бездарных реформах, а жилищно-коммунальная сфера вообще презрела все нормы логики и права. Такие номера у бюрократии проходят, потому что оппозиционные СМИ в стране всячески ограничиваются и не всегда в состоянии своевременно довести до граждан необходимую информацию по актуальным социальным и экономическим вопросам, особенно о том, как они решаются в цивилизованном мире.
Вот и ныне, не успели высокие государственные чиновники объявить о предстоящих нововведениях в пенсионной системе, как к телеэкранам потянулись пламенные егоро-гайдаровцы. Так, ректор РАНХ и ГС при президенте РФ В.А. Мау донес до нас такую сенсацию: «Россия фактически последняя из развитых стран, которая повышает пенсионный возраст до этого уровня, практически все развитые страны это сделали, а многие развивающиеся не сделали, потому что у них нет пенсионной системы в современном смысле этого слова, как нет ее, например, в Соединенных Штатах, а есть только частные пенсионные системы» (Россия-1, 14.06.2018).
Обращаемся к солидному периодическому обозрению Oecd Pensions at a Glance 2017: оказывается, сенсация об отсутствии в странах, включая США, обязательной государственной пенсионной системы оказалась ложной, в мире она по-прежнему есть повсюду и нормально функционирует.
В табл. 1 сопоставлены основные показатели пенсионного обеспечения России и стран «семерки» и Китая как стран, близких к России по масштабам экономик, населения, территорий, внешнеполитических задач. Здесь и далее: а) показатели разных стран, выраженные в национальных денежных единицах, согласно методике, принятой в международной статистике, пересчитаны в единую валюту – доллар США по паритету покупательной способности валют (далее – USD); б) заработки россиян приняты в реальных размерах, представляемых Росстатом в международные организации в составе национальных счетов (заработки, представляемые Росстатом в отчетах для россиян, завышены против реальных на 31% за счет включения в фонд зарплаты страны скрытых доходов теневого бизнеса и преступного мира, которые до работников страны, конечно, не доходят); в) паритет текущего рубля РФ относительно рубля СССР 1990 года принят в соответствии с законами РФ от 06.07.1996 № 87-ФЗ и от 04.02.1999 № 21-ФЗ.

Таблица 1. 
Основные показатели пенсионного обеспечения стран «семерки» и России в 2016 году

Из табл. 1 следует, что ВВП на душу населения в России в 2,0 раза ниже, чем в группе стран «семерки»; средний заработок в России в 3,6 раза ниже; чистый коэффициент замещения заработка пенсией вдвое ниже; средняя пенсия в 7,4 раза ниже, чем в странах «семерки». Россияне живут на 9,1 года меньше жителей стран «семерки», в т.ч. мужчины на 11,8 года, женщины – на 6,3 года. Таблица показывает, как велик отрыв России в экономической, социальной и демографической сферах от ведущих зарубежных стран, и наводит на мысль: а разумно ли из комплекса взаимно увязанных показателей тщательно отлаженной системы выдергивать один элемент и применять его обособленно в другой и совершенно не подходящей системе; не есть ли это чистой воды авантюра?
Обязательные государственные пенсионные системы всех стран «семерки» – распределительного типа; никаких обязательных накопительных пенсионных компонентов в этих странах нет и никогда не было. Основным элементом пенсионных систем является трудовая пенсия, размер которой определяется в зависимости от величины среднего заработка (США, Канада, Франция, Великобритания) или суммы выплаченных пенсионных взносов (Германия, Италия, Япония) за весь трудовой период. Во Франции обязательная трудовая пенсия включает два компонента: государственный и профессиональный (его организует работодатель в соответствии с законодательством). В трех странах в дополнение к трудовой пенсии введена базовая пенсия величиной около 1/5 среднего заработка по стране, которая выдается в размере, пропорциональном степени выполнения требования по продолжительности участия в пенсионном страховании (40 лет в Японии и 30 лет в Великобритании) или по продолжительности проживания в стране (40 лет в Канаде).
При сопоставлении с Китаем отмечаем, что в России душевой ВВП в 1,6 раза выше, но средний заработок почему-то составляет только 0,8 китайского, чистый коэффициент замещения заработка пенсией в 2,1 раза ниже, а средние пенсии в 2,5 раза ниже китайских. Ожидаемая продолжительность жизни при рождении россиян на 4,2 года ниже, чем у китайцев, в т.ч. мужчин на 8,0 года, женщин – на 0,4 года.
Основанием для повышения пенсионного возраста российская бюрократия называет старение населения и увеличивающуюся ввиду этого нагрузку на занятых (точнее говорить – на бизнес, выплачивающий социальные страховые взносы с выдаваемой зарплаты) по содержанию пожилых людей. В табл. 2 приведены соотношения численности лиц в возрасте старше 65 лет к численности лиц трудоспособного возраста (в международной статистике к ним относятся лица в возрасте 20–64 года) в России и других странах.

Таблица 2.
Соотношения численности лиц в возрасте старше 65 лет к численности лиц
трудоспособного возраста в странах «семерки», России, Китае и Индии в 2016 году, %

Из табл. 2 следует, что доля лиц в возрасте старше 65 лет в России чуть не вдвое ниже, чем в странах «семерки» по причине низкого качества жизни и низкой продолжительности жизни. Эта таблица также вызывает сомнение в разумности введения в России пенсионного возраста на уровне развитых стран без подтягивания социальных и демографических показателей к уровню этих стран.

Добровольное пенсионное страхование

А теперь разберемся с добровольным пенсионным страхованием в зарубежных странах, чтобы не быть обманутыми либерал-реформаторами по старой схеме: «Как, неужели вы не знаете, что во всем мире уже давно люди сами копят себе на пенсию?»
Формально в странах ОЭСР на долю добровольного профессионального (по российской терминологии – корпоративного, т.е. финансируемого работодателем в соответствии с коллективным договором) и частного пенсионного страхования приходится 1/10 часть пенсий, но практически из 35 стран ОЭСР добровольные пенсии получили распространение только в 6–8 странах с очень высокими заработками и относительно скромным уровнем обязательных государственных пенсий. Добровольное пенсионное страхование, например, вовсе не получило распространения во Франции и Италии, где высок уровень обязательной государственной пенсии.
66% всех средств добровольных пенсионных накоплений стран ОЭСР приходится на пенсионные фонды США, по 6% – на Канаду и Великобританию, по 4% – на Австралию, Японию и Нидерланды. В США 41% лиц работоспособного возраста охвачены добровольным профессиональным и 19% – добровольным частным пенсионным страхованием (ряд лиц участвуют сразу в обеих системах страхования). В США в полной пенсии 44% приходится на добровольные пенсии, а в последних 2/3 – на долю профессионального страхования по месту работы.
Средний доход от инвестирования пенсионных накоплений в 2016 году в странах ОЭСР составил 2,4%, за свою работу пенсионные фонды (банки) взимают ежегодную комиссию в размере до 1,5% суммы накоплений.
Чтобы сопоставить перспективы развития добровольного частного пенсионного страхования в России и зарубежных странах, придется сначала обратиться к вопросу о заработной плате.
Средний заработок работника для населения является важнейшим обобщающим социально-экономическим показателем эффективности экономики и справедливости государства; достойный заработок открывает человеку доступ к социальным благам, делает его независимым от социальных подачек государства; он выгоден и государству, поскольку увеличивает налоговые поступления и снижает социальные расходы бюджета, создает внутреннего потребителя для экономики и укрепляет политическую стабильность в стране.
Однако в России к 2016 году средняя зарплата упала до 68,1% уровня 1990 года (это уровень 1979 года), в то время как в странах «семерки» за тот же период выросла до 128%, а в Китае – в 11 раз. Наиболее низкие заработки в России отмечены в 1997 году: тогда они составили 27% уровня 1990 года (это уровень 1951 года). Но и эти низкие заработки многие работники России получают при условии переработки против установленной законом нормы рабочего времени в 1,5–1,7 раза. Кроме того, динамика заработка, основанная на движении цен на определенную группу товаров и услуг, не соответствует изменению благосостояния граждан, поскольку она не учитывает, что при переходе от социалистического к капиталистическому укладу происходит, во-первых, резкий рост расходов домохозяйства, вызванных обрушением общественного фонда потребления, коммерциализацией государственных услуг, появлением безработицы и наркомании, ростом налогов, коррупции, преступности и пр., а во-вторых, значительная часть доходов присваивается узкой кучкой лиц и показатели средних доходов становятся очень далекими от реальных доходов подавляющего большинства населения.
Неравномерность распределения заработков, определяемая показателем Р90/Р10 (отношение наибольшего заработка в 9-м дециле к наибольшему заработку в 1-м дециле работников) за период 1990–2016 гг. в России выросла в 4,5 раза (с 3,1 до 13,8), а в странах «семерки» осталась неизменной (3,3).
Российское общество в результате «реформ» разделилось на три касты.
Высшая каста включает высшую бюрократию и крупных предпринимателей; если судить по отчетам ФНС, ее численность составляет 221 тыс. лиц со средним месячным доходом 2,5 млн рублей.
Средняя каста включает менеджеров-приказчиков, назначаемых высшей кастой для обеспечения нормального функционирования построенной модели экономики; она составляет 16% (11,5 млн) занятых со средним заработком в размере 2,83 среднего по стране и близким к среднему заработку стран «семерки».
Низшая каста включает остальные 84% (60,6 млн) занятых со средним заработком в размере 0,69 среднего по стране.
Качественный разрыв в уровне доходов в России делает оперирование единым средним для страны показателем заработка таким же бессмысленным и бесполезным, как оперирование средними показателями для компании из слонов и мух, помещиков и крепостных. Когда мы говорим о проблеме бедности работающего в России, мы имеем в виду только эти 84% низкооплачиваемых ординарных работников; только о них и пойдет речь ниже. В 2016 году их средний заработок составил 19 328 рублей, или 47,0% уровня 1990 года (это уровень 1968 года).
А теперь мы можем оценить перспективы добровольного частного пенсионного страхования в России путем сопоставления бюджетов типовой семьи (супруг с заработком, равным среднему по стране, супруга с заработком в размере 2/3 заработка мужа и двое несовершеннолетних детей) ординарного работника в России и среднего работника стран ЕС в 2016 году.
Располагаемый доход типовой семьи ординарного работника в России составляет 1158 USD, что соответствует 71% прожиточного минимума семьи (он в России в 2,5 раза ниже порога бедности стран ЕС), а для типовой семьи среднего работника стран ЕС он составляет 4667 USD, или в 4,0 раза выше.
После оплаты питания и жилищно-коммунальных услуг остаток на прочие расходы и сбережения в российской семье ординарного работника составляет 467 USD, а в семье среднего работника стран ЕС – 3445 USD, или в 7,4 раза больше. При этом надо заметить, что в странах ЕС качество питания выше (в семье российского ординарного работника расходы на питание формируются как остаток после оплаты неотложных платежей), а жилье вдвое просторнее российского. Согласно статистическим данным, работники стран ЕС и ОЭСР в среднем 11% располагаемых доходов (в т.ч. в Германии и Швеции – 18%) направляют на сбережения.
Из этого сопоставления следует, что надежды российской бюрократии на популярность систем добровольного пенсионного страхования, которые якобы станут источником дешевых длинных денег для банков и инвестиций в экономику, явно беспочвенны.

Пенсионный возраст

Государство России, ссылаясь на практику экономически высокоразвитых стран и выдергивая из всей системы устройства их экономической и социальной сфер только пенсионный возраст, решило, что российского человека вполне можно использовать для труда до возраста порядка 63–65 лет. Но при этом не берется во внимание тот факт, что относительно высокий пенсионный возраст в этих странах является естественным результатом и следствием длительной успешной деятельности национальных государств, направленных на обеспечение высоких доходов и высокого качества жизни населения, включая высокие стандарты питания, жилья, услуг, здоровья, продолжительности активной жизни и т.д., а также то, что страны мира, еще не создавшие высокоразвитой экономики и не достигшие высокого качества жизни, включая Китай (пенсионный возраст мужчин 60 лет, женщин – 50 для рабочих и 55 для служащих), Индию (пенсионный возраст 55 и 58 лет в зависимости от системы пенсионного страхования) и Бразилию (пенсии выплачиваются по достижении стажа социального страхования 35 лет для мужчин и 30 лет для женщин), имеют пенсионный возраст на уровне российского и ниже и не занимаются подобными жестокими экспериментами над населением.
В 2016 году в 36 странах ОЭСР (из них 23 являются одновременно членами ЕС) возраст выхода на пенсию был следующим
(в скобках – возраст для женщин, если он отличен от возраста
мужчин):

60 (58) лет в Турции;
60 лет в Люксембурге, Словении;
61 год в Южной Корее;
61 год 7 месяцев во Франции;
62 (58) года в Словакии;
62 года в Греции;
62 года 9 месяцев в Латвии;
63 года в Эстонии, Венгрии;
63 года (62 года и 4 месяца) в Чехии;
63 года и 6 месяцев (62) в Литве;
65 (60) лет в Австрии, Чили;
65 (63) лет в Великобритании;
65 (64) лет в Швейцарии;
65 лет в Австралии, Бельгии, Канаде, Дании, Финляндии, Германии, Японии, Мексике, Новой Зеландии, Испании, Швеции;
65 лет и 6 месяцев в Нидерландах;
66 (61) лет в Польше;
66 лет в Ирландии, Португалии, США;
66 лет 7 месяцев (65 лет 7 месяцев) в Италии;
67 (62) лет в Израиле;
67 лет в Исландии, Норвегии.

Дальнейшие планы по изменению пенсионного возраста в странах «семерки» таковы: а) в Канаде отменено ранее принятое решение о повышении пенсионного возраста с 65 до 67 лет в течение 2023–2029 гг.; б) в Германии планируется повысить пенсионный возраст до 67 лет для лиц 1964 года рождения и моложе; в) в Италии решено провести в 2019 и 2021 гг. корректировку пенсионного возраста в соответствии с ростом ожидаемой продолжительности жизни лиц в возрасте 65 лет; г) в Великобритании намечено постепенное увеличение пенсионного возраста до 66 лет к 2020 году и до 67 лет в течение 2026–2028 гг.; д) в США запланировано повышение пенсионного возраста до 67 лет в 2022 году.
Важно отметить, что в развитых странах к концу трудового периода работники имеют сбережения в среднем в размере четырехгодового заработка, которые дают им спокойствие и уверенность в будущем и снижают зависимость от государства и его пенсионных экспериментов. Кроме того, за рубежом, в соответствии с принципом уважения прав человека, работнику предоставляется возможность самому выбирать момент выхода на пенсию ранее или позднее достижения установленного пенсионного возраста при соблюдении определенных условий. Так, по требованию работника пенсия может назначаться досрочно за 2–10 лет до наступления установленного пенсионного возраста с сокращением размера пенсии в пределах от 0% (в Италии при наличии стажа не менее 42 лет) до 7,2% (Канада) за каждый досрочный год.
В Чехии в 2017 году принято решение проводимое ныне повышение пенсионного возраста по 2 месяца в год прекратить по достижении пенсионного возраста 65 лет. В Финляндии проведено постепенное (по 3 месяца в год) повышение пенсионного возраста с 63 до 65 лет для лиц, родившихся после 1954 года, а далее решено повышать пенсионный возраст в соответствии с ростом продолжительности жизни, но не более чем на 2 месяца в год.
Ныне в России бюрократия, стремясь убедить население в необходимости значительного повышения пенсионного возраста, беззастенчиво манипулирует показателем ожидаемой продолжительности жизни при рождении. Так, другой пламенный егоро-гайдаровец, руководитель Центра стратегических разработок А.Л. Кудрин обосновал необходимость повышения пенсионного возраста для россиян до 63–65 лет тем, что согласно указаниям президента РФ к 2024 году продолжительность жизни граждан будет составлять 78 лет, а к 2030 году – 80 лет (ТВ Россия-1, 29.03.2018). Тут заложены сразу три бюрократические хитрости.
Первая хитрость состоит в том, что начиная с 2012 года президент РФ ввел странную новацию: он начал выдавать поручения для исполнения не только правительству, но и природе, причем эти поручения по природе заранее считаются беспрекословно исполненными и принимаются в качестве основания для пересмотра существующего законодательства, включая пенсионное. Ожидаемая продолжительность жизни человека при рождении есть величина теоретическая, рассчитываемая исходя из предположения, что политическая и экономическая ситуация в стране и мире в будущие периоды останутся неизменными и в каждом последующем году доля умирающих в каждом возрасте сохранится такой же, какой она была в год рождения человека; но соблюдение этих условий сомнительно для страны, находящейся в состоянии нестабильности и с нетерпением ожидающей коренных перемен.
Вторая хитрость состоит в подтасовке данных: прогнозируемые показатели ожидаемой продолжительности жизни при рождении будущих поколений, которым еще только предстоит родиться в 2024 или 2030 году и пойти на пенсию накануне следующего столетия, приписываются нынешнему поколению пожилых людей, родившихся в далеком прошлом и ныне выходящих на пенсию. Согласно статистике, в ближайшие 60 лет на пенсию будут выходить российские мужчины с ожидаемой продолжительностью жизни от 57,4 до 64,6 года, и замечательные демографические показатели будущих поколений не имеют к ним никакого отношения.
Третья хитрость состоит в жонглировании общими для всех пенсионеров показателями продолжительности жизни с целью замаскировать порок проводимой акции – нарушение гражданских прав и дискриминацию быстро вымирающих мужчин. По данным Росстата по состоянию на 2016 год, до нынешнего пенсионного возраста 60 лет доживают 69,4% мужчин (в 1995 году было 51,7%), а до предстоящего пенсионного возраста 65 лет – 59,3% (для справки: доля женщин, доживающих до 55 лет, составляет 91,1%, а до возраста 63 лет – 85,1%). Если ныне до пенсии не доживают трое из каждых десяти мужчин, то после повышения пенсионного возраста не будут доживать четверо.
В табл. 3 приведены данные по изменению ожидаемой продолжительности жизни при рождении и смертности за период 1990–2016 гг. в России, странах «семерки» (средневзвешенно по населению) и в Китае.

Таблица 3.
Ожидаемая продолжительность жизни при рождении и смертность в России,
странах «семерки» и Китае в 1990 и 2016 годах

Статистика выявляет две демографические особенности России:
– значительный и увеличивающийся разрыв в ожидаемой продолжительности жизни при рождении и смертности от зарубежных стран. В 1990 году ожидаемая продолжительность жизни при рождении была в России у мужчин на 9,2 года, а у женщин на 5,4 года ниже, чем в странах «семерки», а в 2016 году – уже на 11,8 и 6,3 года соответственно. В 1990 году смертность в России была у мужчин на 21%, а у женщин на 24% выше, чем в странах «семерки», а в 2016 году – уже на 49% и 32% соответственно. За период 1990–2016 гг. в России превышение ожидаемой продолжительности жизни при рождении женщин над таковой для мужчин осталось неизменным в размере 10,6 года, а в странах «семерки» оно сократилось с 6,8 до 5,1 года, в Китае – с 3,3 до 3,0 года. Самое низкое значение показателя ожидаемой продолжительности жизни при рождении мужчин в России отмечено в ельцинский период правления, в 1994 году, – 57,4 года;
– значительный и все увеличивающийся разрыв между смертностью мужчин и женщин. Если в 1990 году в России разница этих показателей для мужчин и женщин всех возрастов составляла 6%, то в 2016 году – 18%. В странах «семерки» за тот же период (1990–2016 гг.) наблюдается обратная тенденция: превышение смертности мужчин над смертностью женщин упало с 9 до 4%. Особенно велико различие в смертности мужчин и женщин в России у лиц большого возраста: так, смертность в возрасте 55–59 лет у мужчин в 1990 году была в 2,7 раза выше, чем у женщин (2,34% у мужчин, 0,86% у женщин), а в 2016 году – в 2,9 раза выше, чем у женщин (2,07% у мужчин, 0,72% у женщин).
При обращении к опыту пенсионного обеспечения зарубежных стран необходимо учитывать, что кроме явных экономических, социальных и особенно демографических различий России и ведущих зарубежных стран имеются и значительные исторические различия: только Россия подверглась в конце ХХ века тотальному разгрому со стороны либерал-реформаторов, экономические (разрушение экономики) и демографические (сокращение населения) последствия которого будут залечены еще очень не скоро.
Численность населения России в 2016 году упала на 7,1%, или на 10,518 млн человек, по отношению к 1990 году, в странах «семерки» она возросла до 115%, а в Китае – до 121% уровня 1990 года. Абсолютный минимум численности населения России зафиксирован на 1.01.2009 (142 737 200 человек).

При сохранении в 1991–2016 гг. естественного прироста населения России на уровне советского периода (0,50% в среднем в 1986–1990 гг.) численность населения на 1.01.2017 возросла бы на 13,8% и с учетом 2,341 млн человек присоединившихся к России Крыма и Севастополя и 6,708 млн человек чистого миграционного прироста за рассматриваемый период составила бы 177,852 млн человек; фактически она оказалась 146,804 млн человек. Разница в 31,048 млн человек и есть общие демографические потери населения за последние 26 лет, столько наших граждан мы недосчитываемся в стране сегодня. Самое интенсивное вымирание населения происходило в период 1993–2006 гг., когда «дореформенный» естественный прирост населения по миллиону человек в год сменился сокращением до миллиона человек в год по причинам резкого роста бедности, стрессов, болезней, преступности. С 2013 года естественный прирост населения «подтянулся» к нулю, но страна, по сравнению с советским периодом, по-прежнему недосчитывается ежегодно по миллиону новорожденных граждан, которые могли бы обживать, обустраивать и защищать Россию.
Особую жестокость правящие либерал-реформаторы проявили к советским пенсионерам, носителям идей социальной справедливости. С первого дня «шоковой реформы» (2.01.01992) пенсионная система была разрушена и заработанные гражданами в СССР пенсии были заменены пособиями, среднегодовой размер которых опускался до 0,7 прожиточного минимума пенсионера (1999). 15.05.1999 Государственная дума большинством голосов признала факт целенаправленного государственного геноцида народа, выразившегося в умышленном ухудшении условий жизни граждан с целью повысить смертность и сократить рождаемость населения. Тем не менее в путинской пенсионной системе 2002 года бесчеловечная ельцинская система подачек советским трудовым пенсионерам была закреплена законом (для государственных и муниципальных чиновников было установлено особое государственное пенсионное обеспечение).
Удар правящих либерал-демократов по демографии нации нанесен огромной силы, и вина их перед народом безмерна. Довоенная численность населения России (111,359 млн человек на 1.01.1941) была достигнута уже через 10 лет после Великой Отечественной войны (112,266 млн человек на 1.01.1956), а ныне неизвестно, удастся ли народу России в текущем столетии залечить раны от «реформ», начатых в прошлом столетии.

Что дает стране
повышение пенсионного возраста

После окончания цикла внедрения повышения пенсионного возраста на 5–8 лет в стране мы увидим следующее.
1. Работодатели получат дополнительно армию в 13,6 млн дешевых и совершенно беззащитных пожилых работников, из которых 4,0 млн мужчины в возрасте 60–64 лет и 9,6 млн женщины в возрасте 55–62 лет. Этих людей ждет в течение 5–8 лет высокая безработица или труд на унизительных условиях (без трудового договора и пенсионных отчислений), который не даст никакого повышения пенсий. Проблема занятости пожилых людей остро стоит даже в благополучных странах. В странах ОЭСР отмечается как большой успех рост занятости лиц в возрасте 55–64 лет с 44% в 2000 году до 58% в 2016 году; в 20 странах ОЭСР работники в среднем выталкиваются с рынка труда до наступления пенсионного возраста, в т.ч. в Италии за 4,5 года, в Бельгии за 4 года, в Польше за 3,5 года, в Австрии и Испании за 3 года и т.д. В этот период пожилые безработные живут за счет пособий по безработице, социальных пособий и сбережений.
2. Государство на 2–3 трлн рублей сократит расходы на содержание трудовых пенсионеров за счет сокращения их численности и сокращения продолжительности выдачи им трудовых пенсий. Это стремление государства к экономии средств на выплате трудовых пенсий не выглядит обоснованным, поскольку: а) дефицита средств для выплаты пенсий трудовым пенсионерам по старости нет (собираемых пенсионных взносов для этого хватает, а прочие пенсии выплачиваются из бюджета); б) сэкономленные средства едва ли будут направлены на повышение трудовых пенсий в 1,5 раза, потому что это приведет к абсурдному положению, когда средняя пенсия сравняется со средним заработком ординарного работника.
Общая численность трудовых пенсионеров по старости упадет на 37% – с 36,0 до 22,7 млн человек (из которых 71% составят женщины).
Средняя продолжительность выдачи трудовых пенсий сократится на 23%. Ожидаемая продолжительность жизни мужчин в возрасте 60 лет составляет 16,1 года, а в возрасте 65 лет – 13,4 года; ожидаемая продолжительность жизни женщин в возрасте 55 лет составляет 25,8 года, а в возрасте 63 лет – 19,3 года. При существующих пенсионных возрастах женщины находятся на пенсии на 9,7 года больше мужчин, а после повышения пенсионных возрастов эта разница сократится до 5,9 года.
Бюрократия уверяет граждан, что дожившие до пенсионного возраста лица далее живут очень долго, являясь бременем для государства. Сопоставим с «бременем» зарубежных стран: ожидаемая продолжительность жизни мужчин и женщин в возрасте 65 лет в России составляет 13,4 и 17,6 года соответственно, а в странах «семерки» – 18,8 и 22,0 года соответственно, т.е. она выше, чем в России на 5,4 и 4,4 года соответственно. Поэтому более низкий пенсионный возраст в России является справедливым и обоснованным.
3. Граждане, которые рассматривали низкую пенсию как добавку к своим низким зарплатам (а в глубинках России пенсия подчас является единственным доходом домохозяйства), теперь ее лишаются. К моменту окончания цикла внедрения повышенных пенсионных возрастов величина утерянной добавки достигнет для мужчин в среднем по 0,96 млн рублей, а для женщин в среднем по 1,45 млн рублей. Кроме того, эти граждане лишаются на 5–8 лет установленных федеральным и региональным законодательством льгот для пенсионеров и ветеранов труда по налогам на имущество и землю, оплате жилищно-коммунальных услуг, проезду в общественном транспорте, оплате лекарств и др. Срок пребывания граждан России в статусе ненужных экономике пожилых «лишних людей» продлевается на 5–8 лет, причем в условиях символических месячных пособий по безработице (не более 200 USD в первый год и 35 USD во второй год) и отсутствия накоплений у подавляющего числа (84%) работников.
Пенсии станут для одних очень далекими, а для других вовсе недоступными. 16% нынешних мужчин в возрасте 60 лет и 9% женщин в возрасте 55 лет, по данным статистики, вообще не доживут до пенсий. Фарисейское заявление о повышении пенсий оборачивается ограблением пожилых людей, падением доходов и уровня жизни населения.
В связи с этим возникает вопрос: а имеет ли государство право так жестоко обращаться, а по сути, наказывать материально без вины и суда и без того опущенного им же в глубокую бедность россиянина, не нарушает ли оно статьи 7 и 55 Конституции РФ? В цивилизованном государстве серьезные пенсионные реформы проводятся редко, и период их внедрения занимает 50–55 лет, потому что они обязательны для лиц, впервые приступающих к труду, а остальные работники имеют право выбирать, оставаться ли им в старой системе, по которой они зарабатывали свои пенсионные права, или переходить на новую. При этом старая пенсионная система отмирает постепенно по мере ухода из жизни всех ее участников. В соответствии с такими цивилизованными нормами и статьей 55 Конституции РФ советские пенсионеры имеют право требовать сохранения за ними тех пенсионных прав и того уровня пенсионного обеспечения, которые они заработали по закону СССР о государственных пенсиях от 15.07.1959. Государство либерал-реформаторов, объявившее себя наследником СССР, приобретает не только активы, но и пассивы СССР, причем не только внешние, но и внутренние – его обязательства перед населением.
Правящие либерал-реформаторы верны своей манере действий, продемонстрированной еще на примере «шокового удара» 1992 года: из всех вариантов решения проблем выбирать самый жестокий по отношению к народу. Вот и в данном случае повышение пенсионного возраста проводится в шоковой манере бешеными темпами (а не по 2–3 месяца в год, как в цивилизованных странах) и не предваряется такими естественными и необходимыми мерами, как научные проработки вопроса, вывод экономики на путь стабильного и ускоренного роста, повышение качества жизни, создание новых рабочих мест (особенно в малых и средних поселениях, например, путем возвращения к жизни остановленных и гибнущих советских предприятий), создание действенной системы государственной и профсоюзной защиты работников от произвола работодателя, введение цивилизованных норм защиты от безработицы и т.д.
Предпринимаемое Российским государством повышение пенсионного возраста для трудовых пенсионеров до уровня экономически развитых стран в условиях значительного и растущего отставания России в экономической, социальной и демографической сферах от этих стран является необоснованным, оно ведет к росту бедности и выливается в очередной акт жестокости по отношению к народу. Государство отбирает у пожилых людей в возрасте 55–65 лет ежегодно доходы на сумму 2,3 трлн рублей, которые, даже по несмелым предложениям некоторых членов правительства, оно легко может получить из таких источников, как возвращение к прогрессивной шкале налогообложения доходов, изъятие из бюджетов метрополий не заработанных ими доходов, наведение порядка в использовании бюджетных средств.

(Окончание следует)

Вячеслав БАРСУКОВ

http://www.sovross.ru/articles/1735/40869