Удивительное рядом

Итак, общероссийское голосование по вопросу одобрения изменений в Конституцию Российской Федерации свершилось. И даже подведены его предварительные итоги. Это значит, что мы можем попытаться понять, что же с нами произошло?

Что это было?

Сначала только цифры. И они настолько выразительны, что говорят сами за себя и в комментариях не нуждаются. Итак, начнем.

В Хоринском районе избиратели проявили редкое единодушие и почти все проголосовали за изменение Конституции – 97,77%. Круче, чем в Чечне. Там более 97%, а у нас, замрите от гордости, почти 98%. Разорвали ленту сомнительного первенства с наноразницей. Повод для гордости?

Вы подумайте, даже у трех человек, откусивших по кусочку от одного яблока, будет разное мнение о его вкусе. Один скажет, что оно кислое, другой – твердое, а третий, что оно незрелое. А тут все дружно – это яблоко. Удивительное единообразие.

И, тем не менее, это не единичный случай у нас в Бурятии. Упоенно слились в одобрямсе в Кижингинском районе — 96, 62%. Немного отстал Еравнинский район – 93, 16%. Кажется, что таких процентов в принципе не бывает. Невольно протираешь глаза и смотришь на цифры еще раз. Нет, все на месте, черным по белому. Чудеса! Иначе не объяснишь.

Тут либо за поправки в одном пакете голосовали избиратели в одном пакете, то есть ни один не усомнился. Либо голосование так ловко устроено, что может выдать любой результат. Решайте сами.

Беззаконное голосование

Самое интересное в этом голосовании то, что регулировалось оно нормативными актами Центральной избирательной комиссии (ЦИК) РФ, которые противоречат принятым в стране законам. И получается, что акт выше закона. Вдумайтесь, чья-то воля может не считаться ни с чем в России. Сегодня хочу одно, завтра – другое, а наше с вами дело одобрять и подчиняться. Это называется: «А мыло с веревкой свои приносить?».

Вот, например. Всем известно, что Конституция Российской Федерации в статье 3 указала на свободные выборы как высшее непосредственное выражение власти народа. И ничто не должно препятствовать свободному формированию и выражению воли избирателей, что свободные выборы возможны только в условиях беспристрастности со стороны государства и его органов. А беспристрастность в первую очередь касается использования средств массовой информации, средств наглядной агитации, права на проведение демонстраций в общественных местах и финансирования партий и кандидатов. Кстати, государство обязано пресекать любые нарушения в ходе выборов. А мы ведь все видели практически на всех избирательных участках агитку «Поправки в Конституцию — это мой выбор!». И все проверяющие в один голос заявляли, что так и должно быть. Это как, граждане? По закону нельзя, а быть должно?

Теперь о прессе. Мы прекрасно представляем, какую важную роль в формировании воли избирателей играют СМИ, которые как информируют о выборах, предвыборных мероприятиях, так и используются для ведения предвыборной агитации. Предусмотренные законодательством для информационных программ (п. 5 ст. 46 Федерального закона «О выборах Президента Российской Федерации») равное по времени освещение предвыборной деятельности и запрет на предпочтение какого-либо кандидата на телевидении  в период голосования не соблюдались.

Кто-нибудь видел, читал, слышал о том, что поправки нельзя принимать кучей, в которую свалено все, приемлемое и неприемлемое? Ведь давно известно, что одному «и горький хрен – малина», а другому «и бланманже — полынь». А вот, поди ж ты, все это в одном пакете. Как хочешь, так и ешь. И ни гугу о том, что это невкусно.

Дело сделано

Не все, конечно, исполняли вышестоящую волю, забыв стыд и совесть. И там, где все делалось по-честному, без обмана, результаты совсем другие. Там разница между отрицанием и признанием практически незаметна. Настолько, что ее можно списать на погрешность.

Невольно закрадываются крамольные мысли. Неужели нас хотели обмануть? И все эти до боли знакомые медийные лица с добрыми глазами и приятным тембром голоса стремятся только достичь свои корыстные цели? Те, на кого мы так надеялись? И даже сами выбрали? Или не выбрали?

Короче, дело сделано, но осадок остался. И нам теперь с этим жить. И делать выводы.